Богоявления Господня (Воздвижения Креста Господня) церковь (Старица) - 1776 год - Фонд св. Михаила Тверского
Вы читаете
Богоявления Господня (Воздвижения Креста Господня) церковь (Старица) — 1776 год

Богоявления Господня (Воздвижения Креста Господня) церковь (Старица) — 1776 год

Историческая справка

Есть в городе Старица «забытые» святые места, о которых мы все должным знать и помнить. Например, на улице Володарского имеется большая заасфальтированная площадь, возле которой стоит районный Дом культуры. А ведь когда-то здесь стояла очень красивая белокаменная церковь во имя Богоявления Господне, построенная «тщанием прихожан» города в 1776 году. Позади храма когда-то находилось одно из древнейших городских кладбищ. Церковь была закрыта в 1931 году, а в 1966 году  местные власти решили построить здесь районный очаг культуры. Вот и получается, что в нынешнем 2016 году Богоявленскому храму исполнилось бы несколько круглых дат: 240 лет со дня построения, 85 лет со дня закрытия и 50 лет со дня полного уничтожения церкви. Именно этим счастливым и несчастливым моментам истории городского храма во имя Богоявления Господне и посвящается наша статья.

ЧТО ГОВОРЯТ ЛЕТОПИСИ О БОГОЯВЛЕНСКОМ ХРАМЕ

Бытует предание, что именно на этом месте, в урочище Старый Бор, в 1110 году киевскими иноками Трифоном и Никандром первоначально был построен Успенский монастырь.

Наша Старицкая земля в то время входила в состав Владими­ро-Суздальского княжества, или Залеской Руси, как называлась она в древности. Именно этому княжеству суждено будет стать преемницей Кие­ва. При великом суздальском князе Андрее Боголюбским градостроительство на Владимиро-Суздальской земле дало основание потомкам наз­вать Русь «страной зодчих». Народными мастерами Владимиро-Суздальской Руси были созданы многие выдающиеся памятники церковного зодчества и иконописи.

В 1165 году состоялось освящение деревянного Успенского храма архиепископом Новгородским Гавриилом. При его освящении присутство­вал Великий Суздальский князь Андрей Боголюбский. «Может быть, благочестивый князь Андрей сделал какое-нибудь пожертвование для новоосвящённого храма, или вообще для обители…», – писал летописец древней обители игумен Арсений.

Но мирной жизни обители помешало татаро-монгольское нашест­вие. Сильно пострадал Успенский монастырь: как повествует монастырская летопись, в 1292 году татары убили игумена Серапи­она и с ним погибли 124 инока. Убитых бросили в реку Волгу, «но волны речные не смогли унести телеса иноческие». Река не приняла страдальцев, и ночью, оставшиеся в живых верные христиа­не, «принесоша я в дом Пречистыя, и погребоша я честно … тела. Господи, напиши имена их в книге жизни и во царствии Твоем».

Михаил Ярославич Тверской отстраивает заново Успенский мо­настырь, упоминание о котором мы находим под 1304 годом: «Скончался игумен Дорофей». Настоятелем Успенского монастыря стал игумен Иаков».

В монастырском малом помяннике 1312 годом закачиваются сведения о Старицкой Успенской обители. В летописях упоминается, что в XIV столетии, во время войны Тверских князей с Московским, город Старица был разорён. Вероятно, в это время разрушен был и Старицкий Успенский монастырь.

В 20-30 годы XVI века князь Андрей Иванович  Старицкий, дядя Иоанна Грозного, перенёс монастырь ближе  Волге, против городища, где был его дворец.

Изучение писцовых книг XVII века проливают в свет богатейший материал по изучению истории церквей и монастырей города Старицы, которые были разбросаны по берегам рек Волги и Верхней Старицы. Они, несомненно, служат верным показателем обширности города. Многочисленность церквей и монастырей создают впечатление Верхневолжского «Китежа» на Тверской земле.

По имеющимся историческим источникам, нам известно, что в XVI-XVII веках в  Старице было 4 монастыря и 16 церквей. После же литовского разорения, как мы увидим ниже, в Старице будут действовать один монастырь и 9 церквей. Храмы эти, преимущественно деревянные, были когда-то с любовью выстроены старицкими зодчими-плотниками. Их возводили не просто в расчете на потребности местных жителей. Столь много храмов могло функционировать в небольшом городке только благодаря наплыву «дополнительных» богомольцев – паломников со всей Матушки Руси. Храмы украшали Старицу, поднимаясь над его жилой застройкой шатрами, главками, крестами, образуя неповторимую градостроительную композицию, составляя облик, образ города, называемым Домом Пресвятой Богородицы, в честь первого монастырского храма. Всё «духовное» тянулось в нём к небу, «материальное» пласталось по земле. Это давало средневековому горожанину главное – спокойствие, смирение и уверенность в своих силах.

Примерно на том месте, где первоначально располагался Старицкий Успенский монастырь позднее возвели церковь Богоявления Господня, которая первоначально «находился на 50 саженях севернее в низменной местности, на ручье, называемом Панигою в монастырской слободке, где и ныне, на огороде Преображенских, стоит столб-памятник», – находим мы запись у первого старицкого дореволюционного краеведа Ивана Крылова. Ещё одно косвенное подтверждение этой версии обнаруживаются в жалованной тарханной грамоте Старицкому Успенскому монастырю на его владения в Старицком, Кашинском, Тверском, Бельском и Клинском уездах, выданной в мае 1569 года царём Иваном Грозным. Согласно её тексту небольшая «слоботка» вокруг Богоявленской церкви называется вотчиной Успенского монастыря: «Вотчина монастырьская. В Старице на посаде слоботка, а в ней храм Богоявления господа  нашего Иисуса Христа да храм теплой Николы Чюдотворца».

В описной книге города Старицы 1624 года Степана Тарбеева о Богоявленской церкви упоминается так: «Храм приходной Воздвижения Честного Креста древян, крецки, стоит без пения, строенья никакого нет, а у церкви место поповское и дьяконское отдает в наем и проч.». Здесь надо учитывать, что описная книга по Старице составлялась спустя почти пятнадцать лет после жесточайшего опустошения нашего города польско-литовскими интервентами. В дополнение всего сказанного приведём еще одну цитату из книги «Старица и ея достопримечательности» Ивана Крылова о церкви Богоявления Господне начала XX века: «Вокруг храма землёю зарыты надгробные камни и плиты, большею частью не обделанные, но среди них попадаются плиты хорошей работы и с посошными трехконечными крестами».

Таким образом, наличие только этих архивных документов, говорит о повышенном внимании и большой заинтересованности многих исследователей, которые пытались соотнести свидетельства синодиков с историческим контекстом, «дабы по возможности обогатить этими материала раннюю историю Тверского княжества», в том числе и города Старицы.

БОГОЯВЛЕНСКИЙ ХРАМ ГОРОДА СТАРИЦЫ НА КАРТАХ

ГОРОДА XVIII ВЕКА

В первой четверти XVIII века Петр I особое внимание уделял точным наукам. Царь-реформатор активно способствовал появлению на Руси технических учебных пособий, поскольку для него была важна «конкретная приложимость знаний». Этот период отмечен существенными изменениями в принципах организации архитектурного дела в России. В 1709 году в стране впервые издаётся трактат Виньолы «Правило о пяти чинех архитектуры»,  который вплоть до конца XVIII столетия «оставался настольной книгой не только архитектурных  учеников, но и давно практикующихся зодчих».

В 1715 году началась первая государствен­ная геодезическая съемка. Все эти нововведения, по меткому выражению С.Е. Феля, призваны были «навсегда похоронить рукописную карту-унику». Однако изжить иконописные принципы в картогра­фии первой четверти XVIII века не удалось. Безмасштабные рукописные «чертежи», по всей видимо­сти, по-прежнему оставались наиболее распростра­ненным изобразительным материалом петровского времени.

В этот период времени в России проводятся переписи населения и, по всей видимости, были выполнены работы «по выполнению городских рисованных планов, которые ориентировались ещё на традиционную «иконописную» передачу застройки городов». Известные исследователи Алексей Маратович и Марина Анатольевна Салимовы обнаружили в областном Государственном архиве в фонде Тверской духовной консистории неизвестный ранее «чертёж» города Старицы, который, вероятно, и был написан это время.  Как пишут авторы находки: «Очевидно, что этот план был снят «на глаз» с очень большими погрешностями в передаче отдельных частей города, он лишён масштаба, здесь на лицо показать город «с птичьего полёта», что так успешно делали западноевропейские мастера позднего Средневековья».

Учёные А. и М. Салимовы соотносят данный старицкий рисованный чертёж в рамках вполне определенного хронологического отрез­ка: между 1713 и 1719 годов.

На рисованном плане, напротив Старицкого Успенского монастыря показан храм Богоявления Господня с отдельною колокольнею. Храм показан в желтом цвете, а это значит, что он был деревянным, каменные же храмы показаны на рисунке в розовом цвете. О деревянном Богоявленском храме также красноречиво говорят выше приводимые документальные свидетельства.

По всей видимости, впервые геодезический план города Старицы был составлен землемером первого класса секунд майором Максимом Старковым в 1746 году. Именно этот старый план, как писал краевед Иван Петрович Крылов, хранился в Старицкой городской Думе. К сожалению, данный план не сохранился до нашего времени, и поэтому, единственными источниками его существования являются книга старицкого краеведа И.П. Крылова «Старица и ея достопримечательности. Вып 2. 1915.» и повторенный им же в журнале «Тверская Старина. Июль 1911 года».

На данном геодезическом плане землемера М. Старкова храм Богоявления Господня города Старицы показан на Тверской улице (ныне улица Володарского – А.Ш.).

В 1777 году был утвержден регулярный план города Старицы, опубликованный в Полном своде законов Российской империи. Такой же план – реплика 1813 года сохранился в Государственном архиве Тверской области в фонде Тверской губернской чертежной. План фиксирует прямоугольную сетку улиц, развернувшейся на Московской стороне Волги с прямоугольными и квадратными площадями, на которых стояли церкви. Старица – один из немногих городов России, где полностью по новому регулярному плану изменилась перепланировка, только сохранились три основных выезда из города: с востока на Тверь и Волоколамск и с юга на Ржев.

На утверждённом регулярном плане города Старицы 1777 года храм Богоявления Господня показан уже в красном цвете, то есть каменный, который, как свидетельствуют архивные документы, был построен в 1776 году. Таким образом, в нынешнем 2016 году Богоявленской церкви города Старицы исполнилось бы 240 лет.

22 сентября 1806 года священник Богоявленской церкви Петр Львов в рапорте в Тверскую духовную консисторию писал, что к Богоявленскому храму относится «приходских дворов 267, мужчин – 820, женщин – 824», итого 1644 человека.

КРАТСКАЯ ИСТОРИЯ СТРОИТЕЛЬСТВА КАМЕННОЙ

БОГОЯВЛЕНСКОЙ ЦЕРКВИ

8 декабря 1760 года архимандрит Старицкого Успенского монастыря Тарасий на имя епископа Тверского и Кашинского Афанасия писал, что «в его монастырской Богоявленской слободке на домовой Его Преосвященства церковной земле, на которой прежде бывала церковь Воздвижения Честного Креста построить вновь церковь Божию каменную во имя Богоявления Господня с приделом Воздвижения Честного Креста, для которого церковного строения к будущей весне и потребные материалы заготовляется». Таким образом, выясняется, что первоначально на месте предполагаемого нового белокаменного Богоявленского храма находилась деревянная церковь во имя  Воздвижения Честного Креста, которая была построена в 1669 году и пришла в «обветшалое» состояние.

Краевед Иван Крылов делает вывод о том, что на площади первоначально находились два храма – деревянные Воздвиженский и Николая Чудотворца, и, по его мнению, именно после литовского разорения города Старицы Никольская церковь была переименована в Богоявленскую, и сначала находился храм в «50 саженях севернее, в низменной местности, на ручье, называемом Панигою, в монастырской слободке», «а в последствии, в 1776 году, была перенесена на новое место, где находится в настоящее время».

Новый каменный храм решили построить на площади на месте амбаров старицкого купца Ивана Кусовникова, тем более что сам купец «безвозмездно» отдал свою землю на благое дело.

К началу 1761 года благословение от Тверского Владыки на строительство нового каменного храма Старицком духовным правлением было получено, и как докладывал в консисторию архимандрит Тарасий «на новое строение камень и известь и прочие потребные материалы имеются в готовности», в частности, «бутовского камня на оной Воздвиженском Погосте навожено многое число».

Через 15 лет новый белокаменный Богоявленский храм с колокольнею был освящён.

В 1825 году церковный причт с прихожанами Богоявленского храма обратились в Тверскую консисторию с прошением, чтобы «большой разбитый колокол перелить на новый с добавкою к нему ещё пятидесяти пудов». Дело в том, что у большого пятидесяти пудового колокола на колокольне, «неизвестно с чего» с одного края сперва «появилась небольшая трещина», а потом, «от продолжения в оный звона умножилась так, что ныне колокол сделался к звону совершенно неспособной и безобразной».

В 1826 году Тверской купец Стефан Аникиевич Капустин по договору с церковным старостой Богоявленской церкви с мещанином Иваном Григорьевичем Гускиным перелил «колокол в 126 пудов» на своём заводе и был принят «церковным причтем во всей исправности».

5 мая 1905 года был утверждён проект на постройку ворот и ограды при Богоявленской церкви. В проекте чётко устанавливались границы новой ограды, «до окружающих ограду построек расстоянием было не менее шести сажень». Финансовые расходы на строительство взял на себя церковный староста, купец Иван Михайлович Фивейский. Церковная ограда с воротами была построена в кратчайшие сроки – 25 ноября 1905 года.

ОПИСАНИЕ ЦЕРКВИ БОГОЯВЛЕНИЯ ГОСПОДНЕ

ГОРОДА СТАРИЦА 1867 ГОДА

Белокаменный Богоявленский храм был построен «тщанием прихожан» в 1776 году. В храме 3 престола: главный Богоявления Господня, придел правый Вознесения Животворящего Креста Господня, левый – Владимирская Божией Матери. Стены церкви снаружи без штукатурки, окрашены желтою краскою, а внутри оштукатурены. «Сверх того, снаружи в верхнем ярусе с восточной стороны на окнах написаны три живописные картины: Богоявления Господня, Воздвижения и Животворящего Креста Господа и Владимирской Божьей Матери; на Западной же – Распятие Господне». Длина всей церкви с алтарём девять сажень и два с четвертью аршины (в переводе на современное исчисление – 21 м – А.Ш.). Ширина шесть сажень и полтора аршина (13 м 87 см). Крыша на ней железная на еловых стропилах, окрашена медянкою.

На церкви одна глава среднего размера, покрыта железом и окрашена медянкою, на ней восьмиконечный железный крест.

Внутренние стены церкви и купол алтаря расписаны разными священными изображениями.

Пол в церкви и алтаре деревянный, крашенный.

По всей церкви 17 окон, в них деревянные рамы со стёклами, средние и нижние укреплены железными решётками. Входные двери с северной и южной стороны, деревянные, обиты листовым железом. Два крыльца из белого тёсанного камня.

В алтаре престол деревянный.

По средине самого храма на железной цепи, утверждённой на свечах, весит паникадило «медное посеребряное, по местам вызолоченное»; меди весом 6 пудов и 10 фунтов, железа пуд пять фунтов.

Два придела к церкви были пристроены в 1845 году в благословения Преосвященного Григория, Архиепископа Тверского и Кашинского, на церковную сумму и освящена Старицкого Успенского монастыря архимандритом Александром».

Приделы храма кирпичные, «четвероугольные», на белокаменном фундаменте, стены оштукатурены и окрашены охрою. Крыша железная, окрашена медянкою. Два в ней престола  разделены между собой капитальною стеною, с правой стороны во имя Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня, а с левой – во имя Владимирской Божией Матери.

Внутри стены расписаны. В церкви и алтарях  8 окон с двойными рамами, с железными решетками. Пол деревянный, выкрашен желтой краской. В церкви и алтаре 4 печи из белого изразцового кафеля.

При церкви паперть в западной стороны из белого камня. Входное крыльцо из белого камня. Пол деревянный, три двери. При паперти с правой стороны сделана сторожка, кирпичная, на каменном фундаменте – 3 окна.

Колокольня построена в связи с придельною церковью с западной стороны из белого камня, окрашена снаружи охрою, стоит из двух этажей, в нижнем находится три больших полукруглых окна, а в верхнем – 6 продолговатых окон. Крыша железная и окрашена медянкою. Крест «четвероконечный», железный, окрашенный кроном.

В колокольне 7 колоколов: 1-ый – 126 пудов, 2-ой – 70 пудов и 30 фунтов, 3-ий – 23 пуда, 4-ый – 5 пудов и 2 фунта, 5-ый – 3 пуда и 5 фунтов, 6-ой – 2 пуда и 19 фунтов, 7-ой – 1 пуд и 26 фунтов.

По описи Богоявленской церкви 1919 года в колокольне был ещё больше благовестник, весом 253 пуда 20 фунтов.

Храм был полностью обнесён каменною оградою и железными решётками.

Рядом с церковью находился деревянный сарай. В городе Старице Богоявленскому храму принадлежало 8 мест: «в 42 квартале №№ 13, 14, 15 и 16, в 48 квартале №№ 4, 5 и 6, в 50 квартале № 8. Пахотной земли было 16 десятин 1389 кв. сажень, сенной 32 десятины 538 кв. сажени».

ВКЛАДЧИКИ ГОРОДСКОЙ ЦЕРКВИ ВО ИМЯ БОГОЯВЛЕНИЯ ГОСПОДНЕ

Описи церквей, производимые настоятелями храмов в XIX веке – начало XX века,  являются ценнейшим свидетельством имён кладчиков, благодаря которым строились и украшались древние церкви города Старицы. Перечислим тех, кто жертвовал на содержание храма во имя Богоявления Господня, на иконы и церковное имущество.

«Второй образ Алексея Митрополита Московского и Нила Столобенского Чудотворца живописный, длиною 11 и шириною 9 вершков, на нём серебряная риза с вызолоченными венцами 84 пробы, в кой весу два фунта и 8 золотников. Риза сия пожертвована в 1838 году Санкт-Петербургским купцом Алексеем Ивановичем Поваровым.

… По правую сторону царских дверей местный образ Спасителя, живописный, длиною 2 аршина и 2 ½ вершка, шириною 1 аршин и 1 вершок. На нём серебряная риза с вызолоченным венцем, в коем весу 10 фунт. 43 золот., 84 пробы. Сделана в 1859 году усердием церковного старосты мещанина Водовозова и прихожан.

… Образ Богоявления Господня с предстоящими крестителями Христовыми Иоанном и Св. Ангелами., живописный, длиною 2 арш. и 2 ½ верш., шириною 1 арш. 4 верш. На нём серебряная риза с пятью вызолоченными венцами 84 пробы, в коем весу 10 фунт. 10 золот. Пожертвована в 1852 году прихожанином Губернским секретарём Василием Ивановым.

… По левую сторону церковных врат местный образ Божией Матери с предвечным младенцем, живописный, длины 2 арш. и 2 ½ вершка, ширины 1 арш. и 1 верш. На нём серебряная риза  с вызолоченным венцем 84 пробы, в коей весу 10 фунт. 78 золот. Сделана в 1860 году усердием церковного старосты мещанина Водовозова и прихожан.

…. По средине самого храма на железной цепи, утверждённой на свечах, весит паникадило медное посеребряное, по местам вызолоченное; меди весом 6 пудов и 10 фунтов, железа пуд пять фунтов. Пожертвована Старицким купцом Александром Шабуниным.

… Крест, весу в котором 50 золотников. Пожертвована Александром Фёдоровичем Шабуниным.

… Образ Христа Спасителя – икона 2 фунта 14 золотников, 84 пробы. Пожертвована Санкт-Петербургским купцом Алексеем Поваровым.

… Образ Святителя Николая – икона 1 фунт 44 золотника. Пожертвована Санкт-Петербургским купцом Алексеем Поваровым.

… Образ Владимирской Божией Матери — икона 1 фунт 44 золотника. Пожертвована Санкт-Петербургским купцом Алексеем Поваровым.

… Образ князя Владимира, Преподобного Александра Свирского и Преподобной Марфы, серебряный. Пожертвована Александром Фёдоровичем Шабуниным.

… Потир серебряный вызолоченный … внизу поддонника надпись: «В память и оставления грехов рабов Божих Алексея, Екатерины и чад их Екатерины и Марии Поваровых 1846 года Сентября 6 дня».

… Потир, пожертвованный Санкт-Петербургским купцом Алексеем Ивановичем Поваровым, 5 фунт. 66 золотн., 84 пробы.

… Два брачных венца серебряных, вызолоченных, пожертвованы прихожанином Старицким купцом Петром Егоровым Шабуниным. Весу 3 фунт. 9 золотн.».

Все вкладчики в городской храм во имя Богоявления Господне удостоились покоя, последнего приюта, в Старицком Успенском монастыре совсем не случайно, так церковь  являлась приходской для древней старицкой обители. К сожалению, до наших дней из надгробий жертвователей сохранилось только одно – Петра Егоровича Шабунина, на котором имеется эпитафия: «Скончался 1880 г. июля 15 дня. Жития его было 58 лет».

Если пройтись по остаткам древних могил городского кладбища и монастырского погоста, то можно увидеть поросшим бурьяном, разбитые и исковерканные могилы. Именно здесь обрыва­ется не просто родовая память, обрывается гражданская традиция. Где она, «любовь к отечес­ким гробам», о которой с таким почтением писал великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин? Где-то под поросшим бурьяном мусором нахо­дятся могилы и самих строителей монастыря, и сваленные в кучу надг­робья с могил других жителей города Старицы. Когда-то, нам внушали: купцы, мещане и священники — самодуры, толстосумы, невежды, кро­вопийцы. Но сегодня-то, когда спали шоры с глаз, и мы знаем, что если бы не эти «самодуры и невежды», не было бы той Старицы, которую они оставили нам в наследство, — города с храмами, больницей, почтой, гимназией, духовным училищем, купеческими белокаменными домами и многим другим.

При выходе с монастырского кладбища на одном из надгробий надпись: «В знак признательности от благодарных братьев». «Благодарные братья» в свое время разрушили, разметали склепы и могилы земляков. И сегодня эти «благодарные братья» клянут жизнь, негодуют: за что нам и будущим детям выпало жить в такое время? А кор­ни-то – оттуда, от поруганных святынь, исковерканных крестов, прова­лившихся ямин безвестных (и известных) могил. Ведь памятник — память не только о том, кому он поставлен, но и о том, кто его ставил.

СВЯЩЕННОСЛУЖИТЕЛИ БОГОЯВЛЕНСКОГО ХРАМА

Сохранившиеся архивные документы второй половины XVIII века говорят, что когда в 1768 году в Старице был построен новая Богоявленская церковь, церковный причт храма послал прошение на имя епископа Тверского и Кашинского Гавриила об «освящении вновь устроенного деревянного храма». По консисторской справке оказалось, «по штату священнослужителей быть положено: 2 священника, диакон и 2 псаломщика». Но долгое время настоятелем Богоявленской церкви был один священник – Илья Васильев. И только в 1786 году в данном городском храме был назначен второй священник Михаил Ильин, которого через три года сменил Пётр Фокин.

В 1808 году престарелого священника Илью Васильева сменил Иоанн Фруктов, которого в 1812 году сменит учитель приходской старицкой школы Фёдор Голубев, получивший сан священника.

По «Клировой ведомости по городу Старице и уезду. 1825 и 1835 гг.»  к Богоявленской церкви относилось «приходских дворов 277, мужского пола 891 души и женского пола 910 душ».

Первым священником храма был Иоанн Васильев, 36 лет. Он окончил Богословский курс, «проповеди сказывает по две в год, в Семинарии был учеником хорошим, поведения честного». Во священники к Богоявленскому храму произведён в 1813 году. С этого года и по 1825-й учительствовал в приходском городском училище. «В 1818 году определён в Старицкое Духовное правление Присутствующим, в 1820 году награждён набедренником, в 1823 году определён в сотрудники Епархиального попечительства». Отец Иоанн Васильев был женат на Евдокии Николаевой, 29 лет. В их семье были дети: Александр – 10 лет, Ольга – 7 лет, Мария – 5 лет, Арсений – 10 месяцев.

Вторым священником церкви был Пётр Львов, 58 лет. Также окончивший Богословский курс, «в семинарии был учеником хорошим, поведения честного». В 1790 году получил сан священника, в 1815 году был определён «градским священно-церковнослужителем» к Богоявленскому храму. Женат на Вассе Ивановой, 55 лет. В семье имели двух детей – Параскеву 24 лет и Ивана 16 лет.

Более подробный материал о назначении, награждении и перемещении священников Богоявленской церкви мы находим в губернском журнале «Тверские епархиальные ведомости», который начал издаваться в областном центре с 1877 по 1918 года.

Так, 9 мая 1877 года священник Старицкой Богоявленской церкви Василий Аниханов был перемещён в Никольскую Новоторжскую церковь, а на его место 12-го марта рукоположен во священники воспитанник Семинарии Владимир Судаков.

В 1879 году Владимир Судаков награждён набедренником, в 1882 – скуфьею. 28 ноября 1884 года на место умершего священника Алексея Воронцова села Ошурково Зубцовского уезда был перемещен помощник настоятеля Старицкой Богоявленской церкви Владимир Судаков.

Настоятель же Старицкой Богоявленской церкви священник Алексей Попов 15 апреля 1884 года был награждён наперсным крестом.

1 апреля 1885 года наперсным крестом «от святейшего Синода города Старицы Богородицерождественской церкви награждён священник Алексей Волков». Он же 16 марта 1888 года был уволен от должности, «а на его место 25 того же марта рукоположен в священники диакон Старицкого Борисоглебского собора Михаил Казанский». Он же 15 декабря 1890 года стал среди награждённых набедренником.

26 ноября 1886 года священник города Старицы Богоявленской церкви Сергей Архангельский награждён набедренником. 22 ноября 1888 года он «определен на священническое место в 4-й лейб-Драгунский Московский Его Величества полка, расположенный в Вильно», а на его место 3 декабря 1888 года перемещен протоиерей Тверской Миновикторской церкви Павел Шевелев.  1 декабря 1889 года протоиерей Павел Шевелёв перемещён в Ржевский Христорождественскую церковь, после смерти 13 ноября священника Николая Волкова.

Священник Василий Феодорович Куракин стал настоятелем Богоявленской церкви с 1889 года. Родился в 1865 году. Окончил духовную семинарию, в службе с 1885 года, «состоит уездным наблюдателем церковных приходских школ», награждён в 1893 году набедренником, в 1899 году – скуфьёй, в 1905 году – камилавкой. Василий Куракин с 1894 по 1896 года был членом Старицкого отдела Епархиального училищного Совета; с 1896 по 1897 года – председателем Епархиального училищного Совета; с 15 августа 1896 года – утверждён в должности уездных наблюдателей школ церковно-приходских и грамоты; с 1900 года – членом училищного Совета;  с 1901 года – членом Правления Старицкого духовного училища.

15 февраля 1895 года настоятель Старицкого Борисоглебского собора Димитрий Пенкин 2 января сего года помер, а на его место 24 января перемещён священник Старицкой Богоявленской церкви Михаил Казанский. 12 февраля 1895 года «на праздное священническое место» рукоположен псаломщик села Завидово Ржевского уезда Михаил Данилов. Родился в 1872 году. Он окончил духовную семинарию 2-го разряда, в службе с 1894 года, возведён в священники в 1895 году, с 1897 года состоял законоучителем городских начальных училищ, член, с 1899 года делопроизводитель уездного отделения Епархиального училищного совета,  с 1914 года духовный следователь. Награждён в 1911 году камилавкой, в 1912 году орденом Святой Анны 3-ей степени.

6 сентября 1901 года указом были перемещены священники Богоявленской церкви города Старицы Михаил Данилов и Борисоглебского собора того города Старицы Александр Смирнов один на место другого. Священник Александр Смирнов 1877 года рождения. Закончил духовную семинарию 2-го разряда. В священнический сан Александр Смирнов был рукоположен 11 февраля 1901 года. В 1901 по 1904 года  и с 1911 года законоучитель начальной школы; с 1902 года член уездного училищного Совета. 24 марта 1909 года священник Александр Смирнов награждён скуфьею.

В 1913 году на место перемещённого священника Александра Смирнова был назначен Сергей Покровский, о нелегкой судьбе которого чуть ниже наш отдельный рассказ.

Именно священникам Сергею Покровскому и Василию Куракину выпало время служения в Богоявленском храме на трагические для церкви революционные события и октябрьского переворота в стране 1917 года.

Известно, что в начале XX века к приходу Старицкой Богоявленской церкви относилось 350 дворов, в которых проживало 2496 человек (1185 мужчин и 1311 женщин).

ПЕРВЫЙ ОФИЦИАЛЬНЫЙ АРХИВАРИУС ГОРОДА СТАРИЦЫ

ПРОТОИЕРЕЙ СЕРГЕЙ ПОКРОВСКИЙ

Большую роль в общественной жизни города Старицы сыграет священник Сергей Иванович Покровский, ставший в 1907 членом ТУАК. С.И. Покровский родился в городе Старице 1 октября 1877 года. После окончания местного духовного училища успешно закончил Тверскую духовную семинарию. В фонде Тверской ученой архивной комиссии сохранилось приветственное письмо Покровского бывшему правителю дел ТУАК Ивану Александровичу Виноградову, заведующему Тверским музеем (1919-1927 гг.), историку и краеведу, бывшему преподавателю Тверской духовной семинарии, у которого учился молодой семинарист Сергей Покровский:

«Глубокопочитаемый Иван Александрович!

Сейчас прочитал в № 17 «Тверской правды» о 35-ти летнем юбилее Вашей общественно-научной деятельности и движимый самыми чистыми и светлыми воспоминаниями о Вас от чистого сердца приветствую Вас в этот знаменательный для Вас день и от всей души желаю Вам доброго здоровья на многие годы.

Молю Бога – да светит Ваша личность и впредь подрастающему поколению да и нам, уже седеющим Вашим б. ученикам на пути к Истине и добру.

Протоиерей Сергей Покровский, бывший эконом семинарии и Ваш ученик.

Старица, Новоторжская, 5».

После окончания семинарии Покровский направлен священником Богоявленской церкви в родной город Старицу. Здесь и проявилось его настоящее отношение к архивным документам, которые годами скапливались в церкви. Так, им была составлена подробнейшая опись архивного фонда Богоявленской церкви, и все документы были аккуратно уложены в специальные ящики. Постепенно Сергей Иванович приобщился к просветительской и научной деятельности. Часто, как действующий член ТУАК выступает с лекциями в Старицком епархиальном училищном совета среди священников уезда.

После известных октябрьских событий 1917 года священник Покровский остался без работы. Находясь в отчаянном положении, он оставляет уполномоченному Главархива по Тверской губернии В.П. Олисову  заявление, где, в частности,пишет: «У меня в Старице остается семья из 7 человек – больной чахоткой жены, 5 детей от 7 – до 16 лет (учащихся) и 83-летней тещи. В Старице требуется лицо для заведывания всеми архивами города и для проведения их в порядок. Я прошу Вас возложить на меня это дело в порядке несения мною тыловой службы, на что я безусловно согласен; я постараюсь, приложу усилия, чтобы привести в порядок архивное дело по городу и уезду и тем быть полезнее государству».

По всей вероятности, Олисов знал Покровского, как общественного деятеля ТУАК. Это и сыграло здесь определяющую роль в новом назначении, несмотря на то, что Сергей Иванович был священником. 20 ноября 1920 года С.И. Покровский был утвержден первым официальным заведующим Старицким актохранилищем. А вскоре произойдет уникальный случай, в который сегодня трудно поверить. По просьбе прихожан Богоявленской церкви Сергея Ивановича допустили к священнической службе. Но даже и в этой ситуации «советский работник» не захотел бросать архивное дело. Вот как он писал по этому поводу в Губархив В. П. Олисову: «Я не желаю бросать это дело, которое Вы мне дали, из чувства признательности я буду работать … Платы не назначаю никакой. Все, что дадите, беру с благодарностью, единственно – не отдаляйте отдела, ибо дело интересное…». 

Покровский работал в условиях высочайшего социального напряжения и материальных трудностей. Несмотря на большую загруженность, он сумел сделать описания всех десяти церквей города Старицы, в том числе Коноплинского Мариинского женского монастыря, уездного отделения Тверского епархиального училищного совета. Сергей Иванович хотел сделать концентрацию всех церковных архивов города, но духовенство встретило эту затею с возмущением и «несочувственно».

Сегодня в Государственном архиве Тверской области в 160 фонде в Старицкой описи под № 14 помещены церковные дела не только городских, но и уездных храмов. Приведём краткий анализ всех 10 церквей города Старица, данные в этой описи:

1. Рождества Богородицы  309 дел с 1740 по 1903 года осталось 62 дел

2. Богоявление Господня  355 дел с 1745 по 1903 года осталось 68 дел (130)

3. Борисоглебского собора 89 дел с 1732 по 1903 года осталось 65 дел (195)

4. Васильевская кладбищенская церковь 96 дел с 1832 по 1903 года осталось 4 дела

5. Вознесенская церковь 298 дел с 1749 по 1902 года, осталось 78 дел (273)

6. Воскресенская церковь 214 дел с 1732 по 1902 года, осталось  34 дела (307)

7. Ильинская церковь 266 дел с 1753 по 1903 года, осталось 82 дела

8. Предтеченская церковь 227 дел с 1757 года по 1903 года, осталось 45 дел(352)

9. Николо-Преображенская церковь 263 дела с 1807 года по 1903 года, осталось 36 дел

10. Семионовская церковь 321 дел с 1756 по 1903 года, осталось 80 дел.

Таким образом, за очень короткое время архивариус Сергей Покровский сделал церковную городскую опись, в котором насчитывалось 2438 дел. Чтобы понять, что эта за опись, какие события вошли в неё и т.д. давайте приоткроем некоторые из них.

В каждую опись старицких городских храмов вошли дела о строительстве и освящении церквей и приделов, выдачей антиминсов.В описи также мы находим многочисленные дела о ремонте и покупке колоколов, об устройстве оград, об определении  и посвящении причта на место службы, а также об их увольнении, если в храме два священника, то кому первенствовать в церковных процессиях, о разделе между церковных служителей церковной земли, о выдаче метрических свидетельств, о дозволении расписывать живописью церкви, о жертвователях, об избрании  церковных старост, об исходатайствовании награждения церковных старост имеются во всех городских церквях.

Также имеются церковные дела, связанные с непристойным поведением некоторых служителей культа, произошедших природных катаклизмах, кражах.

Вскоре Покровский был отлучен от любимой общественной работы. А в 1931 году против целой группы священнослужителей Старицы было возбуждено уголовное дело, как о создании в городе «контрреволюционной монархической организации», в которую входили: 82-летний протоиерей Преображенской церкви Яков Преображенский, 72-летний протоиерей Воскресенской церкви Иоанн Вараксин, 67-летний протоиерей Иоанно-Предтеченской церкви Фёдор Троицкий, 66-летний протоиерей Богоявленской церкви Василий Куракин, 56-летний иеромонах Старицкого Успенского монастыря Григорий Трифонов, 54-летний протоиерей Богоявленской церкви Сергей Покровский, а также «бывший торговец и церковный староста Новоселов и купцы братья Двукраевы, бывшая помещица Вельяшева, монахини бывшего Коноплинского женского монастыря А. Морозова, М. Кондратьева, А. Голодаева, схимонахиня Магдалина, Серафима, Екатерина, Агнефа, Мария, Ольга, Валерия, Александра Жукова, София, Августа» и другие.

Интересны показания обвиняемых. Так, монахиня А. Морозова на допросе сказала: «Будучи в горечи и обиде, мы действительно среди знакомых крестьян говорили, чтобы они не вступали в колхозы, не почитали бы и не признавали бы этой власти. Священники Богоявленской в г. Старица церкви Куракин и Покровский в беседе с нами всегда подбадривали нас и были того же мнения о советской власти, как и мы, монашки…». Монахиня М. Кондратьева показала, что «после переезда на жительство в г. Старицу Богоявленскую церковь, где священниками были Куракин и Покровский, последние нас утешали и говорили, что царству этой власти скоро придет конец, и что мы должны привлекать в церковь верующих и взывать к верующим о помощи церкви…». Из показаний монахини А. Голодаевой: «Попы Куракин и Покровский внушали им мысль о необходимости ведения борьбы с соввластью как властью безбожной, и в результате все монашки без исключения, пользуясь большим знакомством среди местного крестьянского населения, вели агитацию под углом зрения срыва мероприятий партии и соввласти, проводимых в деревне, особенно против вступления крестьян в колхозы, убеждая крестьян, что якобы колхозы несут им вечный гнет и нищету. Подобного рода агитации со стороны монашек можно было слышать каждый базарный день…».

Сам же священник Сергей Покровский при допросе свидетельствовал: ««…Собрания в большинстве случаев происходили около квартиры Куракина совершенно открыто и никаких подозрений они не вызывали, так как в Старице по традиции принято устраивать погулянки и беседы на скамеечках около домов, за отсутствием в городе соответствующих увеселительных мест…».

Тогда ещё массово не расстреливали, а на 5-10 лет за «контрреволюционную антисоветскую деятельность» направляли в исправительные трудовые лагеря. Таким образом, священник Сергей Иванович Покровский оказался в Казахстане. А старицкий городской храм во имя Богоявления Господне местными властями был навсегда закрыт.

В 1931 году Богоявленскую церковь власти закрыли, а священника Сергея Ивановича подвергли аресту и за «антисоветскую» деятельность на пять лет отправили в трудовой лагерь в Казахстан. Но вернуться в родные места С.И. Покровскому удалось только в 50-е годы. Но в Старице он оказался не нужным, да к тому же в городе действующей осталась только Ильинская церковь. Пришлось Сергею Ивановичу навсегда покинуть родные места. После непродолжительного времени С.И. Покровский стал священником города Калязина. 20 декабря 1971 года, в возрасте 94 лет скончался.

В МАССОВОМ БЕЗБОЖИИ КОРЕНЬ НАШИХ БЕД

Размеренная жизнь старицкой городской церкви во имя Богоявления Господне была прервана революционными событиями в России. Наступают новые и суровые испытания для Русской Православной Церкви. 30 августа 1918 года была обнародована инструкция Наркомюста по проведению в жизнь декрета СНК об отделении церкви от государства.

Новая же инструкция Наркомюста сильно огра­ничивала жизнедеятельность церкви. Теперь же запрещалась всякая благотворительная, просветительская и педа­гогическая деятельность. Все имущество, включая храмы, передавалось на баланс местного Совета, которое принималось по описи, то есть все цер­ковное имущество признавалось государственной собственностью. В то же время ремонт культовых зданий, согласно инструкции, верующие обязаны были осуществлять за свой счет. Все религиозные шествия, молебны на открытом воздухе без разрешения местных властей не допускались.

На страницах старицкой уездной  газеты «Плуг и молот» постепенно разворачивается исте­рия против Православной Церкви, в которой советская власть видела ос­новного идеологического противника.

Не менее драматично складывались отношения церкви с большевиками в связи с реквизицией имущества. Сразу после окончания гражданской войны Россию ждало еще одно тяжелое испытание: во второй половине 1921 года в обширных районах страны разразился страшный голод – бедствовало до двух с лишним десятков миллионов человек. Газеты сообщали, как в Поволжье, например, вымирали целые деревни. Религиозные организации не оставались равнодушными к подобным событиям. На территории Старицкого Успенского монастыря состоялось «благочинническое» собрание, где присутствовало 5 протоиереев, 3 священника, 1 псаломщик и 8 представителей от мирян. От Богоявленской церкви присутствовал священник Сергей Покровский. На собрании стоял только один вопрос – оказание помощи голодающим Поволжья. Решение было принято единогласно: «Произвести тарелочный сбор в церквях в пользу голодающих Поволжья 6 раз».

Вместе с тем, к концу осени 1921 в стране  складывалось катастрофическое положение. Голод уносил все новые и новые тысячи человеческих жизней. И вот тут-то и стали все настойчивее раздаваться призывы наиболее нетерпеливых и «решительных борцов с религией» отобрать все церковные ценности для обмена их на хлеб за границей. И опять на страницах старицкой уездной газеты «Плуг и Молот» всё чаще и чаще стали появляться статьи, направленные против Православной Церкви. Очевиден не только социальный заказ, но и цель  заказчика: настроить общественное мнение против Церкви, представив её чуть ли не единственной ответчицей за страдания миллионов людей.

Весной 1922 года на местах началась активная подготовка к изъятию церковных ценностей.

В Тверском Государственном архиве хранятся «Сведения о количестве изъятия церковных ценностей» в городе Старице к 11 маю 1922 года. Приведём один из документов полностью, чтобы еще раз убедиться о проводимой кампании местных большевиков против Церкви:

«1. В Преображенской церкви изъято: серебра 10 пудов 22 фунта 72 золотника, жемчуга мелкого 40 золотников. Представителю Губмузея кроме этого передано серебра 2 фунта 75 золотников.

2. Пятого мая изъято серебра 5 пудов 12 фунтов 33 золотников, жемчуга 26 золотников 68 долей.

3.  Шестого мая изъято серебра 11 пудов 37 фунтов 95 золотников 72 доли, жемчуга 43 золотников.

4.  В Семёновской церкви изъято серебра 5 пудов 12 фунтов 32 золотников, жемчуга 26 золотников 68 долей.

5.  В церквях Богородицы, Рождественской и Соборной изъято серебра 11 пудов 37 фунтов 95 золотников 72 доли, жемчуга 43 золотников.

6. В Воскресенской и Кладбищенской церквях 7 мая изъято серебра 4 пуда 84 золотников, жемчуга 17 золотников 24 доли. С начала кампании изъято серебра 31 пуд 33 фунтов 92 золотников 72 доли. Жемчуга 1 фунт 30 золотников 92 доли.

7.  Восьмого мая изъято в Воскресенской церкви и Успенском монастыре серебра 5 пудов 39 фунтов 65 золотников. С начала кампании изъято 37 пудов 33 фунта 61 золотников 72 доли, жемчуга 1 фунт 7 золотников 92 доли.

8.  В Богоявленской и Предтеченской церквях изъято серебра 6 пудов 22 фунта 25 золотников.

Работы Комиссии еще не закончены. Сведения взяты из телеграмм, отправленных в Тверь».

Но расчет на «бесчисленные богатства церкви» провалился. Теперь вся вина переносилась на духовенство, которое мол, сумело перехитрить власти и спрятать золото.

Одним из основных объектов нападок большевиков в это время стали церковные колокола. Вообще «война с колоколами» требует отдельного рассказа. Драматичная эта кампания началась еще в первой половине 1920-х годов и достигла своего апогея в период индустриализации страны. В борьбу с колоколами включились не только безбожники на местах, но и наркоматы юстиции и внутренних дел, разославшие весной 1926 года всем облисполкомам инструкцию «О порядке пользования колокольнями». Уже не Церковь обладала правом колокольного звона, а местные власти получали почти неограниченные права в его регламентации. Инструкция гласила, что звон, нередко не связанный с отправлением культа, «нарушает нормальное отправление общественного правопорядка и особенно стеснительно отражается на жизни городских поселений».

Крестный час самих колоколов пришел в 1928-1929 годы. Именно в это время на церковь, её институты, священнослужителей обрушилась волна репрессий, началась массовая ломка храмов. Страна, объявившая безудержную, не обеспеченную ничем индустриализацию, требовала и огромное количество цветного металла. Куда подевались колокола с Богоявленской церкви догадаться не трудно.

В 1931 году решением Старицкого исполкома храм во имя Богоявления Господне был закрыт, а настоятеля церкви, 59-летнего Сергея Покровского, арестовали за «антисоветскую деятельность» и отправили на пять лет в трудовые лагеря Казахстана.

Таким образом, в нынешнем году исполнилось 85 лет со дня закрытия старицкой городской Богоявленской церкви, и для храма теперь наступил постепенный период полного варварского разрушения, вплоть до исчезновения.

КАК УМИРАЛ БОГОЯВЛЕНСКИЙ ХРАМ

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. 12 октября немецко-фашистские оккупанты захватили наш город Старица. Как выглядела городская Богоявленская церковь в годы войны, об этом нам рассказывают уникальные фотографии, сделанные немцами во время оккупации.

Данный снимок, скорее всего, снят в конце октября 1941 года. На земле виден выпавший лёгкий снежок. На переднем плане городской старицкий белокаменный храм во имя Богоявления Господне с колокольней. Купола церкви сияют в дырках, видимо, от осколков снарядов или пуль. На куполах ещё сохраняются шпили с крестами. Вокруг храма свалка немецких и советских разбитых машин. В том, что это улица имени Володарского, сомневаться не приходиться, так как справой стороны фотографии чётко виден двухэтажный дом, принадлежащий когда-то старицким купцам Золотарским (в настоящее время дом стоит после пожара в руинированном состоянии). Также виден силуэт Ильинской церкви, которая была действующей во время оккупации. С левой стороны снимка виднеется полуразрушенные белокаменные ворота со стеной. Здесь чётко просматривается трехэтажный дом – это бывшая Тутолминская больница, уничтоженная в 90-е годы прошлого века.

Этот снимок немцы также сняли в конце октября 1941 года в непосредственной вблизи белокаменного Богоявленского храма с колокольней. Прошло десять лет, после того, как местные власти закрыли церковь. Десятилетнее  запустение и разруха, конечно же, сказалась на состоянии самой церкви, хотя видно, что снаружи храм в удовлетворительном состоянии. На снимке слева видны на стенах, а также и на железных куполах следы пуль и осколков. На шпиле основного храма чётко просматривается крест. Стеклянные окна в храме полностью разбиты, на некоторых отсутствует чугунная решетка. Некогда красивые арочные ворота, выложенные из старицкого белого камня, также пока находятся в удовлетворительном состоянии. На основных белокаменных воротах при входе просматриваются резные чугунные железные ворота. На переднем плане фотографии брошенная разбитая советская техника. На снимке справа видна еще более печальная картина состояния Богоявленской церкви. Между колокольней и основным храмом отсутствует часть соединительной кирпичной стены, которая, по всей видимости, была разобрана на какие-то нужды в довоенное время. Внизу, на первом ярусе колокольни видны следы пожарища. Железная крыша на колокольне практически отсутствует. Рядом с храмом разбросаны бочки и распиленные деревья.

Город Старица был освобожден от немецко-фашистских оккупантов 1 января 1942 года. В каком состоянии находился Богоявленский храм, никаких свидетельств, пока не найдено. Известно, что в послевоенное время церковь находилась в руинированном состоянии. Рядом с ней, на бывшей Богоявленской площади был выстроен автовокзал. Если приглядеться, то на фотографии с левой стороны видно фасад здания, по всей видимости, полуразрушенной Богоявленской церкви.

В 1966 году районные власти решают на месте разрушенной церкви построить районный дом культуры. Тогда никто даже и не думал о проведении каких-либо археологических работ. Вот и получается, сегодня одно из самых древних исторических мест города, а мы говорим о предании основания Успенского монастыря 1110 года, находится под асфальтом. Представляю, какие артефакты могли быть обнаружены археологами на месте проведения изыскательных работ. Вот и закатали в асфальт кладбище и построили районный Дом культуры – это нормальная такая советская практика.

Кстати, а строительство самого районного Дома культуры стало для старичан долгостроем. Вот как об этом вспоминает на страницах «Новой Старицкой газеты» первый директор РДК Тамара Богорадова: «Впрочем справедливости ради, надо сказать и о самой строительной «эпопеи». Лет 10 коробка здания ДК находилась в категории «замороженного объекта»… Потом, что называется, навались «всем миром».

4 ноября 1977 года состоялось торжественное открытие районного Дома культуры.

Таким образом, по иронии судьбы городской Богоявленский храм был окончательно уничтожен 50 лет назад.

В настоящее время в обществе идёт переоценка того, что считалось веками незыблемым и правильным. Что понять себя, своё прошлое, понять, что мы потеряли, необходимо оглянуться назад. И история старицкой городской церкви во имя Богоявление Господне, которой в 2016 году исполнилось бы 240 лет со дня строительства, 85 лет со дня закрытия и 50 лет со дня полного варварского уничтожения просто обязана сохраниться в памяти старичан хотя бы виде установления Поклонного Креста, ведь этот храм имеет, к сожалению, свою трагическую судьбу, которая также неотделима от истории  народа.


ГАТО. Ф. Р-1829. Оп. 2. Д. 74.

Опись Богоявленской церкви города Старицы. 1919 г.

Л. 143 об. Опись имущества.

А.

Церковь во имя Богоявления Господня с двумя приделами – во имя Воздвижения Животворящего Креста Господня и Владимирской Божией Матери. Построена из белого тёсанного камня в 1776 году тщанием прихожан. Крыта железом и окрашена медянкой.

1. Алтарь главного храма. В нём престол деревянный, вышиною 1 арш. 5 ½ верш., длиною 1 арш. 8 верш., шириною 1 арш. 4 верш. На оном престоле антиминсполотняный, серого цвета, священнодействован Преосвященнейшим Димитрием, Епископом Тверским и Кашинским, в нём Святые Мощи; при нём грецкая губка, мутон шелковый.

Жертвенник деревянный, треугольный, вышиною 1 арш. 7 верш., длиною 1 арш. 14 верш., шириною 1 арш. 14 верш.

Запрестольный крест четырёхконечный, вызолоченный, с резьбою, поставлен на деревянной тумбе, окрашенный масляною краскою.

Запрестольный образ Владимирской Божией Матери с предвечным младенцем, на нём риза медная, посеребряная, с вызолоченным венцем.

Запрестольный образ тихвинской Божией Матери с предвечным младенцем, на нём риза медная с вызолоченным венцем.

Плащаница шитая золотом по малиновому бархату с предстоящими и при ней гробница белого цвета.

На восточной стороне в окне световая картина Воскресения Христова.

2. Предалтарный иконостас. Он деревянный, с резьбою, в три яруса и аркою, вызолоченный, а по гладким местам окрашен белою краскою.

В первом ярусе – Царские двери резные, вызолоченные, с сиянием, в них полукруглый образ Благовещения Божией Матери, живописный, в серебряной ризе, длиною 14 верш. и шириною 1 арш.

Внизу четыре продолговато-круглых клейма  изображением четырёх Евангелистов.

Над Царскими вратами образ Тайной вечери большого размера, живописный.

По правую сторону Царских дверей – местный образ Спасителя, живописный, мерою в 2 арш. 2 ½ верш., шириною 1 арш. 16 верш., в серебряной ризе, с вызолоченным венцем, весом в 10 фунтов и 43 золотника, 84 пробы. Образ Воскресения Христова, живописный, размером 2 арш. 2 верш., шириною 12 ½ верш., в серебряной ризе, с вызолоченным венцем, 84пробы, в коей весу 10 фунтов 45 золотников.

На южной алтарной двери образ Архистратига Михаила, живописный, размером 2 арш. 2 верш., шириною 1 арш.

Внизу на особой полукруглой доске живописное изображение притчи о милосердном самаринане, длиною 8 верш., шириною 5 верш. Образ Богоявление Господня с предстоящими: Крестителем Христовым Иоаковым и Св. Ангелами, живописный, размером 2 арш. 2 ½ верш., шириною 1 арш. 4 верш., с серебряной ризой, с пятью вызолоченными венцами, в коей весу 10 фунтов 10 золотников, 84 пробы.

По левую сторону Царских врат местный образ Божией Матери с предвечным младенцем, живописный, размером 2 арш. 2 ½ верш., шириною 1 арш. 4 верш., в серебряной ризе, вызолоченным венцем, в коей весу 10 фунтов 78 золотников, 84 пробы.

Л. 144. Образ Покров пресвятой Богородицы, живописный, мерою 2 арш. 2 верш, шириною 13 верш., в серебряной ризе, с вызолоченным венцем, в коей весу 10 фунтов 42 золотника, 84 пробы.

На северной алтарной двери – образ Архангела Гавриила, живописный, мерою 2 арш. 2 ½ верш, шириною 1 арш. 1 верш. Вниз онаго на особой полукруглой доске изображено Видение Иаковым лествицы. Подле оной двери на северной стороне образ святых: Андрея Критского, Арсения и Михаила Тверских, Нила Столобенского Чудотворца и бессеребренников Косьмы и Дамиана,  а вверху изображение Господа Вседержителя, живописный, в серебряной ризе, весом 15 фунтов 48 золотников, размером 2 арш. 2 ½ верш., шириною 1 арш. 4 верш. Над местным образом Спасителя, в вызолоченном клейме малый образ Рождества Христова, живописный. Над местным образом Божией Матери, в  вызолоченном клейме, живописное изображение Успения Божией Матери. Над северной и южной алтарными дверями два таких же вызолоченных с резьбою клейма, из коих в первом – образ Сретения Господня, а во втором – Преображения Господня, живописные.

В среднем ярусе. В середине оного яруса под аркою полукруглый образ Господа Вседержителя, сидящего на престоле с предстоящими. Над сею иконою арка, в коей помещены в вызолоченных с резьбою клеймах три малых живоначальных образа: в середине – Воздвижение Господне, по правую сторону – Сошествие Св. Духа на Апостолов, по левую – Вход Иисуса Христа в Иерусалим. Под самою аркою помещены три живописные образа средней величины: а) Явление Иисуса Христа двум ученикам, шедшим в Еммаус; б) беседа Иисуса Христа с самарянкою; в) Явление Иисуса Христа Мари в Вертограде.

На южной стороне арки помещены два живописных образа средней величины: на первом – Св. Богослова Матфея, Симона Зиложа и Павла, на втором – Фомы Андрея и Иакова, брата Господня.

На северной стороне арки такого же размера два живописных образа: на первом – Св. Апостола Петра с Апостолами Иоанном Богословом и Марком, на втором – Варфоломея, Филиппа и Иуды Иаковлева.

Повыше сих икон на самих оконечностях южной и северной сторон в двух вызолоченных с резьбою клеймах помещены два малых полукруглых живописных образа: в южной стороне – Введение Божией Матери, на северной – Рождество божией Матери. По сторонам сих клейм помещены два вырезных Ангела.

В третьем ярусе. В середине оного образ Снятие Иисуса Христа с Креста, живописный. Пониже оного по обеим сторонам два предстоящих вырезных Ангела. На самом верху иконостаса полукруглый образ Господа Саваофа, живописный. По правую сторону сего образа изображение Иисуса Христа, а по левую – Ангела. Стены храма убраны живописными картинами.

Л. 144 об. Б. Предельная церковь, тёплая.

Церковь сия кирпичная, четырёхугольная, на белом каменном фундаменте, построена в 1845 году. Крыша железная, на еловых стропилах, окрашена медянкою. В оной церкви два престола в разделенных между собой к4апитальною стеною алтарях: с правой стороны – во имя Воздвижения Животворящего Креста Господня, а с левой – во имя Владимирской Божией Матери.

а) В правом алтаре Воздвижения Животворящего Креста Господня престол деревянный, вышиною 1 арш. 5 ½ верш., длиною 1 арш. 4 ½ верш., шириною 1 арш. 2 верш. На оном престоле полотняной антиминс серого цвета, священнодействован Преосвященным Димитрием Епископом Тверским и Кашинским. В нём св. мощи, при нём грецкая губка и шелковый литон. Жертвенник деревянный, треугольный, высотою 1 арш. 5 верш., длиною 1 арш. 12верш., шириною 1 арш. 2 верш. Запрестольные: крест и икона Божией Матери, металлические, на деревянных подставках.

Предалтарный иконостас деревянный, с резьбою, с полуколоннами и аркою, вызолоченный, а по гладким местам окрашен белою краскою. Царские двери алтаря резные, вызолоченные и с сиянием; в них три продолговато-круглые клейма, в одном, которое находится в середине, изображено Благовещение Божией Мари, а в двух, которые по сторонам, изображены четыре Евангелиста живописного письма, вышиною эти клейма 9 ½ арш., шириною 8 верш. Над царскими дверьми живописное изображение Тайной Вечери на вызолоченном чеканном фоне.

На правой стороне Царских Врат – местный образ Христа Спасителя, сидящего на престоле, живописный, мерою 1 арш. 12 верш., шириною 3 верш., в серебряной ризе с вызолоченным вензелем, 84 пробы, в коей весу 8 фунтов 27 золотников. Над сею иконою в вызолоченном полукруглом клейме живописное изображение Распятого Господа Иисуса между двумя разбойниками, длиною и шириною 9 верш.

На южной алтарной двери – образ Св. Пророка Илии, живописный, размером 1 арш. 12 ½ верш., шириною 13 верш.

Около сей алтарной двери вкладной иконописный образ Воздвижения Животворящего Креста Господня, на кипарисной доске с вкладным серебряно-вызолоченным крестом, в середине коего находятся части св. мощей. Над сею иконою, в вызолоченном полукруглом клейме, живописное изображение Несение Господом Иисусом Креста на Голгофу; эта икона размером 9 верш., кругом.

На южной стороне – образ Воздвижения Креста Господня, живописный, размером 1 арш. 12 верш., шириною 14 верш., в серебряной ризе.

На левой стороне Царских дверей – местный образ Божией Матери, сидящей на престоле с предвечным младенцем, живописный, размером 1 арш. 12 ½ верш, шириною 13 верш., в серебряной ризе, 84 пробы, весом 8 фунтов 37 золотников. Л. 145. Над сею иконою в вызолоченном полукругом клейме живописное изображение Спасителя , молящего в саду Ивсиманском, мерою 9 верш., кругом.

На северной алтарной двери – живописный образ Пресвятой Троицы, мерою 1 арш. 12 ½ верш., шириною 13 верш. Над сею иконою в  вызолоченном клейме живописное изображение Животворящего Креста Господня, длиною и шириною 9 верш. На северной стороне – образ Богоявление Господня, живописный, размером 1 арш. 12 ерш., шириною 9 верш., в металлической ризе.

В середине арки, повыше Царских дверей – пять круглых небольших живописных клейма с изображений Страданий и Воскресения Господа Иисуса, длиною и шириною 7 верш.

б) Алтарь Владимирской Божией Матери. В нём престол деревянный, вышиною 1 арш. 5 ½ верш. длиною 1 арш. 5 верш., шириною 1 арш. 2 верш. На оном престоле антиминс парусинный, священнодействован Преосвященным Димитрием, Епископом Тверским и Кашинским, в нём св. мощи, при нём грецкая губка литон шелковый. Жертвенник деревянный, треугольный, вышиною 1 арш. 12 верш., длиною 1 арш. 12 верш., шириною 1 арш. 1 ½ верш. За престолом на стене живописное изображение Коронование Божией Матери.

Предалтарный иконостас деревянный, с резьбою, с полуколоннами и аркою, вызолоченный, а по гладким местам окрашен белою краскою. Царские двери алтаря резные, вызолоченные, с сиянием; в них три продолговато-круглых клейма с позолотою; в одном, которое находится в середине, изображено Благовещение Божией Матери, а в двух, которые по сторонам, изображены четыре Евангелиста живописного письма, эти клейма мерою 9 верш., шириною 8 верш. Над царскими дверьми икона тайной Вечери на золоченном чеканном фоне.

На правой стороне царских врат – образ Христа Спасителя, благословляющего хлеб и чашу, в серебряной ризе с вызолоченным венцем, в коей весу 2 фунта 14 золотников, 84 пробы. Сей образ вложен в доску, равномерную с прочими иконами с живописным изображением двух Ангелов, держащих сей образ, размером 1 арш. 12 верш., шириною 13 верш. Над сею иконою, в вызолоченном полукруглом клейме, живописное изображением Поклонение Волхов родившемуся Спасителю, мерой 9 верш., шириною 9 верш.

На южной алтарной двери – образ Усекновения Главы Иоанна Крестителя, живописный, с венцем, мерою 1 арш 12 верш., шириною 13 верш.

Около алтарной двери – образ Св. Апостолов: Петра, Павла и Иоанна Богослова, живописный, размером 1 арш. 12 верш., шириною 19 верш. Над сею иконою, в вызолоченном полукруглом клейме, живописное изображение Сретения Господа, размером 9 верш., шириною 9 верш.

На южной стороне – небольшой образ Спасителя Николая в серебряной ризе. Сей образ вложен в доску, равномерную с прочими иконами, с живописным изображением Чудес названного Спасителем.

На левой стороне Царских Врат – небольшой образ Владимирской Божией Матери в серебряной ризе, с вызолоченным венцем и короною, в которой три разноцветных камня, весу в ризе 2 фунта 33 золотника, 84 пробы. Сей образ вложен в доску с живописным изображением Л. 14 об. двух Ангелов, держащих сей образ. Над сей иконою, в вызолоченном полукруглом клейме, живописное изображением Рождества Христова, мерою она 9 верш., шириною 9 верш.

На северной алтарной двери – живописный образ принесение Авраамом в жертву Исаака, размером сей образ 1 арш. 12 верш., шириною 13 верш. Около сей алтарной двери живописный образ Явление Божией Матери преподобному Сергию Радонежскому, размером этот образ 1 арш. 12 верш., шириною 13 верш. Над сей иконою, в вызолоченном полукруглом клейме, живописное изображение Введение Божией Матери во Храм, размером 9 верш, шириною 9 верш. На северной стороне – образ Святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста, Петра и Алексея Митрополитов Московских, Митрофана Епископа Воронежского, мерою сей образ 1 арш. 12 верш., шириною 13 верш. В середине арки, повыше Царских дверей, пять круглых вызолоченных клейма с живописным изображением: Вознесения Господня, Богоявление Господня, Пресвятой Троицы, Преображения Господня, Покрова Божией Матери.

Иконостасы и иконы в прочих местах.

В середине храма над дверьми, ведущими из тёплой в холодную церковь, поставлена арка с четырьмя малыми колонками и резьбою вызолоченными, а по гладким местам окрашена белою краскою.

По правую сторону арки между колоннами.

1. Образ Архистратига Михаила Св. Прр. Бесплотными силами, в металлической ризе, размером сей образ 1 арш. 12 верш., шириною 13 верш. Над сею иконою в живописном клейме, живописное изображение Явление Иисуса Христа Апостолу Фоме и прочим ученикам, размером сия икона 1 арш., шириною 12 верш.

2. Образ Рождества Христова, живописный, в металлической вызолоченной ризе, размером икона 1 арш., шириною 13 верш. Над сею иконою, в полукруглом вызолоченном клейме, живописное изображение Воскресение Лазаря Иисусом Христом, размером сия икона 9 верш., шириною 12 верш.

3. Образ Св. Равнопрестольного Князя Владимира, Преподобного Александра Свирского и Преподобной Матери Марфы, живописный, размером 1 арш. 12 ерш, шириною 13 верш., на нём три венца, беспробного серебра. Над сею иконою, в круглом вызолоченном клейме, живописное изображение Явление Иисуса Христа Марии Магдалине, размером 9 верш., шириною 9 верш.

По левую сторону арки.

1. Образ Великомучениц Екатерины, Варвары, мученицы Параскевы, Св. Праведной Анны, Преподобной мученицы Евдокии и преподобной матери Матроны, живописный, в металлической ризе, размером 1 арш. 12 верш., шириною 13 верш. Над сею иконою, в полукруглом вызолоченном клейме, живописное изображение Входа Господа Иисуса во Иерусалим, размером 9 верш., шириною 12 верш.

Л. 146. 2. Образ Священномученика Власия, Великомучеников Георгия, Иоанна, Флора и Лавра, живописный, размером 1 арш. 12 верш., шириною 13 верш. Над сею иконою, в продолговатом вызолоченном клейме, живописное изображение Успения Божией Матери, размером 9 верш., шириною 12 верш.

3. Образ святителя Арсения и Михаила Архиепископов Тверских, Ефрема Калязинского, Нила Столобенского и Анны Кашинской, живописный, размером 1 арш. 12 верш., шириною 13 верш. Над сею иконою, в круглом вызолоченном клейме, живописное изображение Марфы и Марии при гробе Лазаря, размером 9 верш., шириною 9 верш. В середине самой арки три небольших вызолоченных клейма с живописными изображениями: Распятого Господа Иисуса (в середине), Божией Матери Иоанна Богослова (по сторонам).

Около входных дверей, ведущих в холодную церковь, по обеим сторонам арки два больших образа: на правой стороне – образ Божией Матери с предвечным младенцем, иконописный, размером 1 арш. 12 верш., шириною 14 верш. На левой стороне – образ Воздвижения Животворящего Креста Господня, живописный, размером 1 арш. 12 верш, шириною 14 верш.

Под аркой, что над входными дверями, ведущими в холодную церковь, по середине тёплой церкви, имеются два рядом поставленных образа, деревянные, большого размера, киоты с резьбой: Скорбящей Божией Матери в серебряной ризе, вызолоченная, и Св. Великомученика Пантелеимона, в металлической ризе.

В приделе во имя Воздвижения Животворящего Креста Господня за правым клиросом в простой раме – образ Всех Святых, большого размера, а за левым клиросом:

а) Деревянный большого размера крест с живописным изображением на нём Распятого Христа;

б) Икона с изображением преподобного Серафима Саровского в киоте;

в) Икона Божией Матери Фёдоровской в малом киоте.

Во Владимирском приделе имеются поставленными в отдельных киотах иконы:

1). За правым клиросом — образ Св. Трёх мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива, с изображением чудес сих святых. Сия икона размером высотою 1 ½ арш., шириною 17 верш., в металлической ризе, киот с вызолоченной резьбою, а гладкие места её окрашены белою краскою;

2). За левым клиросом – а) образ Св. Алексия Митрополита Московского и Нила Столобенского, размером высотою 11 верш., шириною 9 верш., сей образ живописный, на нём серебряная риза с вызолоченными венцами, 84 пробы, в коей весу 2 фунта 8 золотников. Киот у сего образа столярной работы, окрашена тёмною масленою краскою, со стеклом; б) образ Успенской Божией Матери в серебряной ризе, размером высотою 6 ½ верш., шириною 5 верш., вставленный вместе с иконами Святителя Николая и Святителя Алексия Митрополита Московского в массивную киоту дубового дерева, с резьбою, окрашенную масленою краскою тёмного цвета. Сия киота с названными иконами поставлена к северной стене у клироса.

Л. 146 об. Подвижные приходские иконы.

  1. Икона двунадесятых праздников в серебряной ризе, без пробы.
  2. Икона Казанской Божией Матери в металлической ризе, посеребряный.
  3. Образ Владимирской Божией Матери.
  4. Икона Святителя Николая.
  5. Икона трёх исповедников: Гурия, Самона и Авива.
  6. Икона Св. Апостолов Петра и Павла.
  7. Икона Св. бессеребренников Косьмы и Дамиана.
  8. Образ Воздвижения Животворящего Креста Господня.
  9. Икона блаженного князя Александра Невского.
  10. Образ Крещения Господня.
  11. Икона Святой Троицы.
  12. Образ Спасителя Нерукотворный.
  13. Икона Преподобного Сергия Радонежского чудотворца.
  14. Шесть металлических позолоченных с эмалью хоругвей о пяти лопастях, каждая с живописными изображениями, поставленные на древках, как в холодном, так и в тёплом храме, у правого и левого клиросов, при чём, в главном храме две хоругви, ав тёплом – четыре, в каждом приделе по две.

Семисвечники, трехсвечники, паникадила, лампады, подсвечники.

1. В главном алтаре (холодная церковь) за престолом один семисвечник, медный, посеребряный.

2. В алтарях придельного храма, в каждом по одному, за престолом поставлено два металлических трёхсвечника.

3. В холодном храме по середине, на железной цепи, повешено одно медное трёхъярусное паникадило, посеребряное, местами вызолоченное, о 27 свечах, а в тёплой церкви повешены на таких же цепях три чугунных позолоченных паникадила, при чём, паникадило, висящее по середине церкви о 24 свечах, а остальные два – о 17 свечах.

4. Для возжжения свеч пред местными иконами, как в холодной, таки в тёплой церкви, имеются:

а) Два висячих больших медных посеребряные лампады, с таковыми же цепями; б) Восемь больших металлических посеребряных подсвечника, с тремя подставками для больших свечей; в) Тринадцать таких же подсвечников, но с одной подставкой; г) Три средних металлических подсвечника, из коих два ветхих, и девять малых таких же подсвечников.

5. Для возжжения её имеются: а) Одна металлическая лампада, висячая в холодной церкви под Царскими вратами перед образом Тайной Вечери, сия лампада с шестью стаканчиками; б) Две металлические лампады, висячие на тех же местах в тёплой церкви, имеющая по одному стаканчику; в) Четыре серебряных с таковыми же цепочками лампадки; г) две металлические, о трёх стаканчиках, лампадки; д) Двадцать две таких же лампадки, с одним стаканчиком; е) Семь стеклянных лампадок в металлических цепочках.

Л. 147. Опись ризницы.

а) Евангелия.

Одно Евангелие в лист на полуалександровской бумаге, переплетено в две доски, обложенные малиновым бархатом. На лицевой стороне его пять серебряно-вызолоченных образков; на исподней стороне середина и наугольники серебряно-вызолоченные, весу серебра 2 фунта 38 золотников.

Одно Евангелие в листе, обложено кругом серебряно-вызолоченное, с живописным изображением на обеих сторонах, весу 6 фунтов 42 золотника серебра.

Одно Евангелие в листе в металлической вызолоченной обложке, с изображениями на обеих сторонах.

Одно Евангелие в листе, переплетённое в две доски, обложенное малиновым бархатом, с наложенным с лицевой и исподней стороны металлическими изображениями.

Одно Евангелие в средний лист, переплетенное в две доски, обложенное малиновым бархатом, с наложенным на лицевой стороне пять. Серебряными образками, весу серебра 32 золотника.

Два Евангелия в восьмую долю листа, переплетённых в две доски, обложенные малиновым бархатом, из коих имеет металлическую наклейку с обеих сторон, а другое – с лицевой стороны.

б) Напрестольные кресты.

Один крест серебряный, чеканный, вызолоченный, с изображением распятого Господа Иисуса и предстоящих Божией Матери и Иоанна Богослова на финифти и обнизанное по краям гранатными камнями, весу в нём 1 фунт 82 золотников, 84 пробы.

Два креста серебряно-вызолоченных, чеканных, с медными изображениями на них распятого Иисуса Христа по середине, а по концам – Господа Саваофа, Св. Духа, Божией Матери и Евангелиста Иоанна, весу в одном из них 1 фунт 76 золотников, а в другом – приблизительно столько же.

в) Сосуды священные.

Один потир серебряно-вызолоченный, с четырьмя финифтяными образами, обложенными стразами с надписью вверху: «Тело Христово примите…». На поддоннике его тоже четыре финифтяных изображения, при нём: а) серебряно-вызолоченное с резными изображениями дискос с надписью(Резною): «Се Агнеца Божий…»; б) звездица серебряно-вызолоченная с финифтяным вверх св. изображениями, а на двух резные; в) два блюдца серебряно-вызолоченное, с резными с. Изображениями и надписью со словами на одном: «Кресту Твоему покланяется Владыко…», а  на другом: «Радуйся Благодатная…»; г) лжица серебряно-вызолоченная; д) копи стальное с парламутовым чернеем; е) блюдце для теплоты серебряное, во всех оных вещах весу 5 фунтов 66 золотников, 84 пробы.

Л. 147 об. Один потир  серебряно-вызолоченное, на нём сверху и на поддоннике по четыре св. изображения с черенью и с резной надписью со словами: «Тело Христово примите…», с дискосом, звездицей, двумя блюдцами, лжицей и ковшом серебряно-вызолоченным, весу в них серебра 3 фунта 88 золотников.

Один потир гладкий серебряно-вызолоченный, с четырьмя резными священными изображениями сверху и снизу; при нём: дискос, звездица, два блюдца и лжица серебряная. Весу в них 2 фунта 54 золотников. Один потир серебряно-вызолоченный (большого размера) с таковыми же к нему прибором (дискос, звездица и два блюдца).

Для вытирания понаименнованных сосудов есть три губки.

Дарохранительницы.

Одна дарохранительница серебряно-вызолоченная в цепи на четырёх колонах, с четырьмя фронтонами; на них четыре Ангела; на сей цепи литое сияние, обложенное стразами, в средних его – образ Воскресения Христова на финифтяне. Весу в ней 5 фунтов 84 золотников, оная дарохранительница заключена в деревянный со стёклами футляре.

Две бронзовые вызолоченные дарохранительницы в виде пятиглавого храма с дверцами, из коих одна под стеклянным колпаком. При первой дарохранительницы две серебряные дароносицы малые с резными священными изображениями. С обходимыми приборами (два потира, две лжицы и два сосудца для вина; весу в них 60 золотников, 84 пробы. На каждом из трёх жертвенников имеются по небольшому металлическому подсвечнику.

Прочие Богослужебные принадлежности.

  1. Кадило одно чеканного серебра, с медными цепками.
  2. Одно Кадило медное, с таковыми же цепками.
  3. Одно кадило простое металлическое (ветхое).

Крещальные, венчальные и водосвятные вещи.

Купель для крещения из жёлтой меди, весом 6 фунтов. Два престольных ящика с необходимыми принадлежностями, из коих один деревянный, другой – металлический (бронзовый).

Две пары венцев, возлагающих на главы жениха и невесты при таинстве брака, из коих одна пара серебряная. Один металлический трикирсей с изображением Воскресшего Иисуса Христа, употребляемый при Богослужении в Св. Пасху.

Два металлических сосуда для освещения воды, из коих один малый с крышкой для малого освящения, а другой, большой, в виде чана для большого освящения воды в день Богоявления Господня.

Один металлический сосуд для освящения хлеба, пшеницы, вина.

Две панихидицы в виде крышки с металлическими приставками для свеч и ладена, оные крышки положены на деревянные столики, из коих один стол, побольше, обтянут материей.

Два металлических выносных фонаря со стёклами.

Одежды престольные и жертвенники. В холодной церкви на престоле жертвенная одежда из жёлтой парчи, а в тёплой церкви в обоих алтарях жертвенная одежда из белой парчи.

Л. 148. Воздухи и покрова.

Тринадцать воздухов и покровцев малинного цвета.

Шесть воздухов и покровцев голубого цвета.

Шесть воздухов и покровцев жёлтого цвета.

Пять воздухов и покровцев белого цвета.

Завесы у Царских дверей.

Одна шелковая завеса красного цвета в холодной церкви и две шерстяных завесы в алтарных тёплой церкви, из коих одна голубого цвета, другая – розового цвета.

Облачения священнослужителей.

1. Ризы священнические с принадлежностями (фелонь, епитрахиль, пояс, набедренники и поручи: одно красное бархатное, другое – серебряной парчи, красного цвета. Два шелковых красными цветами. Два шелковых голубыми цветами. Два глазетовых белых. Два жёлтой парчи белого цвета. Одно желтой парчи серого цвета. Одно жёлтой парчи без цветов (нет поручей). Одно жёлтой парчи с крестами. Два чёрных. Две фелони старинного, без принадлежностей. Семь поношенных разных цветов подризников.

2. Стихари диаконские  с орарями и поручам. Один бархатный красный. Один шёлковый голубой. Один шёлковый красный. Один белый парчовой. Один парчовой с красными цветами. Один жёлтой парчи. Один чёрный манчестеровый.

Пелены аналойные. Два атласных, голубые. Два белой парчи и одна пелена чёрного цвета.

Покрова, возлагаемые на умерших. Один покров жёлтой парчи и один белой парчи.

Аналои и столики. Три аналоя и два столика, из коих аналой и столик по обтянутой материи имеют живописные изображения. Внутри тёплой церкви стены и свод, как и в холодной,  расписан священными изображениями и уборист.

Колокольня.

С западной стороны тёплой церкви пристроена каменная колокольня, на которой семь колоколов.

  1. Колокол весом 253 пуд 20 фунт.
  2. Колокол весом 101 пуд. 20 фунт.
  3. Третий колокол 15 пуд. 15 фунт.
  4. Четвёртый колокол 6 пуд. 28 фунт.
  5. Пятый колокол 5 пуд. 32 фунт.
  6. Шестой колокол 1 пуд 16 фунт.
  7. Седьмой колокол 1 пуд 14 фунт.

Кроме сего без употребления есть шесть колоколов:

  1. Первый колокол 5 пудов 35 фунт.
  2. Второй колокол 5 пуд. 20 фунт.
  3. Третий колокол 3 пуда 20 фунт.
  4. Четвёртый колокол 2 пуда.
  5. Пятый колокол и шестой колокол по 1 пуду. Этих колоколов вес указан приблизительно.

Храм кругом обнесён каменною оградою и железными решётками.


ИСТОЧНИК: Шитков А. В. История Богоявленской (Воздвиженской) церкви города Старицы. — Старица. — (Летопись храмов земли Старицкой)

Наверх