Казанской иконы Божией Матери церковь (Красное) — 1868 год - Фонд св. Михаила Тверского
Вы читаете
Казанской иконы Божией Матери церковь (Красное) — 1868 год

Казанской иконы Божией Матери церковь (Красное) — 1868 год

+40
Посмотреть галерею

Историческая справка

Самое первое известие о храме в с. Красном мы находим в Писцовой книге 1628-1629 гг.: «Кормового дворца за подключником за Осипом Ивановым Текутьевым придание в отчине село Красное на прудце, в нем церковь Трех исповедников: Гурия и Самона и Авива древян клецки, ветхая, стоит без пенья…».

Имеются краткие сведения о возведении в церкви в 1727 г. нового престола. В начале 1760-х годов местный помещик, прихожанин церкви с. Красного лейб-прапорщик Григорий Петров Текутьев с товарищами обратились к тверскому архиерею Афанасию с прошением выдать храмоздательную (храмозданную) грамоту на постройку новой деревянной церкви, а ветхую, тоже деревянную церковь во имя Казанской иконы Богоматери с приделами Николая Чудотворца и трех мучеников и исповедников: Гурия, Самона и Авива — разобрать.

Из дела об освящении церкви в с. Красном за 1765 г. можно увидеть (запись в Тверском архиве сделана неясно, понять можно далеко не все, поэтому при изложении возможны упущения), что деревянная Казанская церковь с приделом прп. Гурия, Самона и Авива была построена на иждивение Григория Текутьева, а также генеральши, вдовы Екатерины Алексеевой Кисловской и 13 сентября освящена (или же только получено разрешение на освящение) [1].

До нашего времени дошла опись церкви, составленная в 1848 г. и хранящаяся в Тверском архиве. Согласно описи церковь была деревянной, длиной 13 саженей и 1 аршин, шириной 5 саженей и 1 аршин [2]. Наружные стены церкви и купол окрашены краской. На церкви одна глава, крытая железом и окрашенная медянкой, на главе железный «осьмиконечный» крест, окрашенный краской; длина его неизвестна. Крыша на церкви деревянная, на сосновых стропилах, окрашена краской. Паперть с западной стороны, с двумя окнами. Три крыльца: с запада, севера и юга. Во всей церкви 22 окна. Внутри четыре столпа. Между приделами и настоящей церковью — простенок. В церкви три престола; главный — Казанской иконы Божией Матери, в трапезной, по правую сторону, придел во имя мучеников Гурия, Самона и Авива, левый придел — во имя Николая Чудотворца.

Иконостас главного алтаря. Престол соснового дерева. Антиминс белый, атласный, освящен архиепископом Тверским и Кашинским в 1797 г. В нем святые мощи. Алтарь придела с правой стороны. Престол соснового дерева. Антиминс атласный, белого цвета. Священнодействован тверским архиереем Иринеем в 1797 г. В нем святые мощи. Колокольня деревянная, четырехугольная, одноярусная, построена одновременно с церковью в 1765 г. Кругом обита тесом и покрашена краской. На ней железный крест, окрашенный краской; на колокольне висят 6 колоколов. Первый колокол весит 99 пудов 32 фунта [3]; лит тверским купцом Иваном Капустиным на иждивение прихожан с прибавлением церковной суммы в 1841 году. На нем изображения Казанской Божией Матери, святителя Николая Чудотворца, трех мучеников и исповедников: Гурия, Самона и Авива; тверских чудотворцев: блг. вел кн. Михаила Ярославина и свт. Арсения, епископа тверского. Второй колокол, весом в 19 пудов 17 фунтов, лит в 1748 г. на иждивение помещика Григория Текутьева неизвестным мастером. Еще четыре малых колокола не имеют надписей и неизвестно, где, каким мастером, когда и на чьи средства отлиты.

Святыней храма являлась икона Казанской Божией Матери с тремя держащими ангелами. Длина (высота) ее равнялась 2 аршинам и 4 вершкам, ширина — 1 аршину и 3 вершкам. Образ был обложен посеребренной ризой с венцами. Ангелы сереброкрылые, вызолоченные. Перед иконой, на железном крюке — медная, посеребренная, с шандалами большая лампада с тремя цепочками.

Евангелие в большой лист обложено зеленым бархатом с образами. Отпечатано в 1757 г. Имелись также Евангелия, отпечатанные в 1694, 1667, 1812 гг. В храме имелось много икон, крестов и других церковных принадлежностей. Церковь была огорожена деревянной оградой с воротами и калитками [4].

Из Тверского архива можно почерпнуть некоторые сведения о священно- и церковнослужителях. В 1738 г. умер священник Фока Васильев; в 1754 г. посвящен в сан диакона дьячок Иван Александров (в 1767 г. рукоположен в сан священника); в 1783 г. умер священник Иоанн Александров, на его место заступил его сын Семен, тоже священник; 1806 г. Умер диакон Иван Романов; 1807 г. Производство студента духовной семинарии Никиты Судакова в сан священника; 1807 г. Производство в сан диакона студента семинарии Василия Чекалова; 1821 г. Священник Никита Петров уволен с должности благочинного; 1826 г. Смерть диакона Гаврилы Васильева; 1826 г. Производство в сан диакона Алексея Михайлова (Носова) (1801-1942); 1835 г. Увольнение священника Никиты Петрова Судакова; на его место определен окончивший духовную семинарию Димитрий Казанский; 1836 г. Награжден грамотой священник Иоанн Петров; 1842 г. Умер диакон Алексей Михайлов; 1843 г. Причислен пономарем Алексей Рахманин; 1845 г. Смерть диакона Василия Галахова; 1845 г. Дьячок Владимир Приклонский рукоположен в сан диакона; 1848 г. Священник Димитрий Казанский; 1858 г. Увольнение от должности священника Димитрия Казанского, на его место поставлен Василий Богословский; 1879 г. Смерть нештатного священника Димитрия Казанского; 1881 г. Увольнение с должности диакона Владимира Приклонского; 1885 г. Возведение в должность диакона и.о. псаломщика Егора Лисицына; 1893 г. Пономарь Александр Некрасов; 29 декабря 1890 г. Умер священник Василий Богословский; 12 февраля 1891 г. Новый священник Александр Тяжелов.

В 1824 г. прихожане и причт храма обратились к тверскому епархиальному начальству с прошением о разрешении перелить 24-пудовый колокол с прибавлением к последнему 25 пудов меди. В 1827 г. они же просят отремонтировать крышу на церкви и колокольне; в 1851 г. — произвести работы по исправлению ветхости своей церкви.

В 1864 г. в Тверскую духовную консисторию от прихожан и причта церкви было направлено прошение о разрешении построить на кошельковую сумму каменную церковь. Одобрив эту инициативу прихожан, духовная консистория направила, в свою очередь, прошение о рассмотрении проекта храма в Тверскую палату государственных имуществ. Строительное отделение Тверской палаты государственных имуществ проект церкви рассмотрело, одобрило и определило губернского инженера палаты П.Ф. Федорова (1827-1895) ответственным за ее строительство [5].

В Тверском архиве дела о строительстве и освящении церкви обнаружить не удалось, поэтому ограничимся только краткими сведениями о ней. Каменная церковь построена в 1865-68 гг. Главный престол носил имя Казанской иконы Божией Матери и Рождества Богородицы, правый придел — св. мучеников и исповедников Гурия, Самона и Авива и св. блг. вел. кн. Александра Невского; освящены в 1876 г. Левый придел во имя Николая Чудотворца освящен в 1885 г. Иконостас вызолочен в 1885 г. Одновременно с новой каменной церковью действовала старая деревянная однопрестольная церковь Казанской иконы Божией Матери, построенная в 1765 г. [6].

В 1890 г. прихожане и причт Казанского храма решили украсить его живописью и с этой целью пригласить художника академии Петра Кузяева. Вся работа была оценена в 2100 руб. В 1890 г. предполагалось заплатить иконописцу 1500 рублей, в 1891 г. оставшиеся 600 рублей. 17 февраля 1890 г. прошение, подписанное церковным старостой, крестьянином д. Шумилове Гурием Михайловым, священником Василием Богословским, диаконом Иваном Галаховым, псаломщиком Михаилом Казанским было отослано тверскому архиерею. Разрешение последнего было получено, после чего приглашенный художник расписал храм стенной живописью [7].

В 1904 г. прихожане решили построить при церкви каменную колокольню. Послали прошение на имя тверского владыки. Тот благословил на богоугодное дело верных чад православной церкви. Проект колокольни был рассмотрен в строительном отделении Тверского губернского правления. Предполагалось, что колокольня будет трехъярусной. Толщина стен первого яруса должна быть в 8 кирпичей; его высота (с цоколем) 5,5 саженей. Второй ярус колокольни достигал толщины в 5 1/2 кирпичей; высота — 5, ширина 3,5 сажени. Наружные углы срезанные, потолочные арки деревянные, кладка на известковом растворе. Третий ярус колокольни восьмиугольный, толщина столбов — в 4 кирпича, высота до кокошников — 3,8, в поперечнике — 3,06 саженей; арки в два переката, железные связи с длинными штырями закладываются во всех ярусах в пятах арок. Крыша на колокольне железная, …глава восьмигранная, шатровая, с четырьмя слуховыми окнами, высотой 4 сажени. Шейка главы круглая, с кокошниками и штукатурным карнизом, в ее основании 8 граней; высота до главы 1,15 саженей. Глава покрыта белым железом, увенчана металлическим крестом с яблоком. Колокольня внутри и снаружи должна быть оштукатурена и окрашена. На чертеже было написано, что проект рассмотрен и одобрен строительным отделением Тверского губернского правления 8 марта 1905 г. 27 октября 1905 г. архитектор А.П. Федоров (сын вышеупомянутого архитектора Петра Федорова) принял на себя ответственность за постройку колокольни. Строительство началось. Но возведение колокольни продолжалось, с перерывами, много лет. Некоторые этапы строительства мы узнаем из немногих архивных документов. 12 августа 1910 г. губернское правление предписывает полицейскому управлению Корчевского уезда выслать донесение о ходе строительства. Исправник Корчевского уезда ответил, что колокольня начала строиться в 1905 году, в 1907 г. была возведена до половины; затем, за неимением средств, строительство ее временно прекращено. 28 марта 1912 г. корчевской исправник доносил в Тверь, что строительство колокольни еще не закончено. В апреле того же года пришло сообщение, что стройка приостановлена. Настоятель церкви Александр Тяжелов 26 февраля 1913 г. сообщает приставу 2 стана Корчевского уезда, что колокольня в настоящее время кладкой доведена до конца, шатер уже нанесен и обрешечен, но полного окончания постройки в нынешнем году за отсутствием средств не предвидится, предполагается лишь летом покрыть кровлю и карнизы железом и установить крест. 28 октября 1913 г. Корчевское полицейское управление докладывает Тверскому губернскому правлению, что постройка колокольни каменной кладкой закончена, кровля нанесена и покрыта железом и просит последнего отдать распоряжение о поднятии колоколов на колокольню в декабре месяце. Для приемки колокольни из Твери был командирован архитектор В. Назарин. 22 января 1914 г. тот осмотрел колокольню и составил акт осмотра, который содержал ряд замечаний; в частности предлагалось устроить свод в первом ярусе, крутую лестницу на колокольню сделать более отлогой, с поручнями, а в пролетах вместо деревянных вставить железные решетки. 30 сентября 1914 г. губернское правление получило, наконец, сообщение об окончательном завершении строительства с учетом всех замечаний. На основании описи храма от 1919 г. на колокольне имелось 9 колоколов общим весом 448 пудов и 4 фунта [8].

Казанская церковь

В 1901 г. настоятелем храма являлся священник Александр Иоаннович Тяжелов 34 лет, диаконом — Иоанн Иосифович Галахов 35 лет, псаломщиком — Михаил Иванович Казанский 49 лет, церковным старостой — крестьянин Гурий Михайлович Козлов. Прихожанами храма были жители с. Красного, деревень: Поляны, Подъелье, Хухлово, Дубье, Вески, Горки, Воробьеве, Петрово, Большая Пречистая, Серьгово, Глазачево, Грибово, Прокунино, Гридино, Алешево, Алферове, Малая Пречистая, Шумилове; всего 380 дворов, 1412 лиц мужского и 1632 — женского пола [9].

После Октября 1917 г. для церкви, причта наступили трудные времена. В 1918 г. согласно декрета Совета Народных Комиссаров РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» Казанский храм перешел в государственную собственность.

3 апреля 1919 г. представители Красновской волости заключили договор с православной общиной о передаче под ее попечение каменного Казанского храма с находящейся по соседству старой деревянной Казанской церковью. В договоре имелся ряд пунктов, ограничивающих деятельность общины. Одновременно была составлена и опись храма. Прихожане обязывались оплачивать налоги, страховки, ремонт и отопление храма, должны были в письменной форме испрашивать разрешение на проведение собраний, крестных ходов с иконами в праздники по домам. Власти прилагали все усилия, направленные на закрытие храма, агитировали население отказаться посещать богослужения, периодически проводили проверки сохранности церковных принадлежностей. Причт храма был обложен повышенными индивидуальными налогами.

11 мая 1922 г. из храма для передачи в фонд помощи голодающим Поволжья были изъяты серебряные предметы: два потира, крест, оклад с Евангелия, кадило, лампада, риза с венцом, снятые с иконы.

В начале 1920-х годов настоятель храма упоминается в сане протоиерея, а имя же диакона Иоанна Галахова не встречается в документах вовсе; вероятно, в первой половине 1920-х годов он в храме уже не служил, скорее всего в силу преклонного возраста. [10].

В начале 1930 г. Горицкий райисполком постановил закрыть старую деревянную церковь в селе Красном, считая, что вполне хватит и одной, каменной. Ее помещение предлагалось использовать для избы-читальни и клуба. Кимрский окрисполком поддержал это решение, направив, в свою очередь, ходатайство о закрытии деревянного храма в Московский областной исполнительный комитет. В Москве ходатайство утвердили. Деревянная церковь, построенная в 1765 году, к указанному времени имела только один престол — Казанской иконы Божией Матери; у нее уже не было ни колокольни, ни паперти.

Дальнейшая судьба деревянного храма остается неизвестной: либо она сгорела, либо была разобрана.

В конце 1920-х годов в причте значились протоиерей Александр Тяжелов и диакон Павел Докучаев [11].

Власти постоянно вели антирелигиозную агитацию, направленную на закрытие церкви. Проводилась активная дискриминация священно- и церковнослужителей храма. И это приносило свои плоды.

Вот один из примеров заседания президиума Кимрского окружного исполкома от 1 декабря 1929 года, посвященного закрытию церквей, включая и храм в селе Красном. «…Постановили: Принимая во внимание отсутствие складочных помещений хлебозаготовительных организаций района (Горицкого района Кимрского округа — В.К.), выражение согласия населения Красновского и Печетовского сельсоветов и решение церковных общин о занятии упомянутых молитвенных зданий для использования помещений их под хлебозаготовки, ходатайствовать перед облисполкомом об утверждении принятого Горицким райисполкомом решения о занятии под складочные помещения для хлебозаготовок, льноволокна летние здания Горицкой, Печетовской, Красновской и Ильгощской церквей. В то же время, учитывая отказ общины верующих Ново-Никитской церкви об использовании ее для надобностей культа, признать необходимым ликвидацию данного молитвенного здания на предмет использования его для культурных общественных надобностей, о чем и просить соответствующее постановление облисполкома. Председатель Поляков, секретарь Соколов» [12].

В начале 1930-го года церковь местной властью была закрыта. Но для того, чтобы это произошло официально, по существующему закону, нужно было отправить в вышестоящие организации ходатайство об утверждении местного решения о закрытии храма, а также соответствующие постановления Московского областного исполнительного Совета и ВЦИКа. Местные власти поторопились, закрыв храм без положенной процедуры, верующие с полным на то основанием начали обращаться поэтому с жалобами к районной и областной власти, в Москву, настойчиво требуя открытия храма. В результате, в середине 1930 года, храм был им возвращен. Кто в это время являлся его священником, узнать не удалось. В феврале того же года председателем Красновского сельсовета А.В. Черновым в присутствии понятых проводилась опись имущества А. Тяжелова. На этом примере интересно узнать, чем владели сельские священники. Деревянный дом 15 на 10 метров, крытый дранкой, в котором русская печь и две лежанки. Из подворных построек: 2 сарая, 1 амбар, 1 рига, чулан, баня. В хозяйстве лошадь, корова, теленок, железный тарантас, деревянные дрожки, обычная телега, дубовые дровни, сани, плуг, борона, ручная мельница, токарный станок, тиски, точильный станок, переплетный станок, сверлильный станок, фуганок, рубанок, 3 улья, пуд меда, рожь, мука, картофель, пружинный диван, 3 железные кровати, пружинные кушетки, 6 мягких стульев, 2 мягких кресла, 10 венских стульев, 2 самовара, 2 будильника, столы, патефон с пластинками, 2 настенных часов, 2 серебряных карманных часов, 6 подушек, ружье-берданка, мраморный умывальник, 4 подсвечника, 1 фонарь, бинокль, алмаз для резки стекол… Создается впечатление, что это крепкое хозяйство и сам хозяин не гнушается труда, владеет мастерством (учитывая наличие станков и сельскохозяйственных орудий) [13].

Дальнейшая судьба Александра Тяжелова неизвестна. Либо он был выслан из села, либо сам оставил свой пост, будучи уже в солидном возрасте. Среди граждан, репрессированных в 1937-38 гг., он не значится.

Вероятно, после всех вышеперечисленных процедур в течение 1930-32 гг. церковь была закрыта официально и стала собственностью местного колхоза.

По словам старожилов, в середине 1930-х годов храм подвергся частичной разборке. Во второй половине 1960-х годов от удара молнии здесь случился пожар (в 1967-1968 гг.). После закрытия храма в его помещениях размещались: зерносклад, сушилка, другие склады. Позднее — мастерская по ремонту сельскохозяйственной техники, кузница (примерно до 1975-1978 гг.). Местная жительница отметила, что в храме хранилось сено, рулонов 10-12, которое сгорело в результате поджога детьми. Кладбища возле храма давно нет; о существовании же деревянной церкви моя собеседница даже не слышала. (Вероятно, ветхая деревянная церковь, построенная в 18 веке, исчезла в 1930-е годы). Другая жительница села, Анжелика Александролвна Евстафьева, не так давно поведала, что на колокольне и на храме поставлены деревянные кресты, вставлены пластиковые окна, отремонтирована дверь…

И действительно, местные жители, дачники не могли безучастно смотреть на заброшенный и забытый храм. В 2009 г. в нем прошел первый после десятилетий забвения молебен. В газете «Родник православия» в 2011 г. появилась первая заметка о храме: «Вот уже третий год в храме Казанской иконы Божией Матери, что находится в самом отдаленном сельском поселении Кимрского района — в деревне Красное, 21 июля отмечается престольный праздник.

Местный храм, освященный когда-то в честь Казанской иконы Божией Матери, в течение многих десятков лет стоял заброшенным и никому не нужным. Но в последнее время здесь медленно, но верно оживает молитвенная жизнь. Усилиями нескольких дачников, в первую очередь, Сергея Николаевича Козлова, храм постепенно приводят в порядок. Недавно здесь, по словам главы Красновского сельского поселения Оксаны Вороновой, настелили полы из досок, восстановили алтарь, а самое главное, к престольному празднику привезли новое Распятие, причем заказали его в Санкт-Петербурге. Но храму для восстановления требуется большее внимание, значительные материальные вклады.

Помолиться в храм в этот день пришло около 70 человек. Для такого небольшого поселения как Красновское это довольно много. Видно, что местные жители и отдыхающие на дачах очень почитают Казанскую икону Пресвятой Богородицы. Они также славно потрудились перед праздником — убрали мусор и благоустроили территорию возле храма, посадили цветы.

Водосвятный молебен в честь великого праздника отслужили настоятель Троицкого храма поселка Малое Василево протоиерей Михаил Бакун, настоятель храма Смоленской иконы Божией Матери села Ильинское протоиерей Игорь Остаев и отец Феодор из села Сутоки соседнего Рамешковского района.

Продолжился престольный праздник в сельском клубе, где состоялась концертная программа».

Примечания

  1. Государственный архив Тверской области. (ГАТО). Ф. 160. Оп. 10. Д. 1631. В храме в это время служил диакон Иван Александров, который в 1765 г. был рукоположен в сан священника.
  2. 1 сажень равняется 2 м 13 см.; 1 аршин — 71,12 см.
  3. 1 пуд равен 16,38 кг.; 1 фунт — 409,5 гр.
  4. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 1676. Л. 1-27.
  5. ГАТО. Ф. 466. Oп. 1. Д. 76221. Л. 1-4.
  6. ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 16018. Л. 318.
  7. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 1675. Л. 1-3.
  8. ГАТО. Ф. 466. Oп. 1. Д. 84180. Л. 1-24.
  9. Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. Тверь, 1901. С. 407.
  10. Дочь диакона Иоанна Галахова Клавдия Ивановна Галахова (1889-1971) всю жизнь работала учителем в Кимрском районе, затем — заведующей гороно. Она единственная из учителей района (вероятно и во всей области) была дважды удостоена высшей награды Родины — ордена Ленина.
  11. ГАТО. Ф. Р-235. Oп. 1. Д. 238. Л. 191.
  12. ГАТО. Ф. Р-953. Оп. 1. Д. 23. Л. 52.
  13. Кимрский муниципальный архив (КМА). Ф. 16. Оп. 1. Д. 15. Л. 15. (документы КМА до 1940 г. переданы на хранение в фонды Тверского государственного архива).
  14. Родник православия. Газета Кимрского благочиния. Август 2011 г.


ИСТОЧНИКИ: Коркунов В.И. Часовни и источники Кимрской земли. — Кимры, 2015.Коркунов В. И. Храмы Кимрского района. Книга 2 / В. И. Коркунов, — М.: «ЛитГОСТ», 2017.


Фото. № 1 Анатолия Максимова. Март 2016 г.

Наверх