Казанской иконы Божией Матери церковь (Русилово) - 1797 год - Фонд св. Михаила Тверского
Вы читаете
Казанской иконы Божией Матери церковь (Русилово) — 1797 год

Казанской иконы Божией Матери церковь (Русилово) — 1797 год

+20
Посмотреть галерею

Историческая справка

О храме в приселке Русилове стало известно из Кашинской писцовой книги 1628-1629 гг., в которой говорится, что в Русилове находится деревянная церковь Николая Чудотворца с образами, колоколами, книгами, ризами, что на церковной земле дворы попа Ивана Афанасьева, дьячка Богдашки Герасимова, у которого живет дьячок Якушко Васильев, двор пономаря Мишки Иванова, двор просвирницы Акулины Васильевны [1].

Следующее упоминание о храме в архивных материалах находим в 1701 году, когда на месте старой была построена новая деревянная Никольская церковь. С течением времени церковь обветшала.

Летом 1793 г. помещик, прихожанин Никольского храма приселка Русилова Александр Чашников послал прошение тверскому владыке Иринею о благословении его на постройку в Русилове вместо пришедшего в ветхость деревянного храма нового каменного во имя Казанской Божией Матери с приделом Николая Чудотворца. Помещик просил архиерея выдать для этой цели храмоздательную (храмозданную) грамоту. Резолюция на это прошение гласит: «Построить каменную церковь благочестивому ктитору именем Господнем благословляю и просьба консистории заготовить храмозданную грамоту для подписи».

В июле 1797 г. помещик Александр Чашников вновь обращается к тверскому архиерею Иринею с просьбой освятить новопостроенный храм архимандрита Троицкого Калязинского монастыря Арсения. Но оказалось, что архимандрит в указанное время находился в Св. Синоде, поэтому освятить храм было поручено архимандриту Новоторжского Борисоглебского монастыря Евгению.

21 сентября 1798 г. каменный храм во имя Казанской Божией Матери в приселке Русилове был освящен. Придел Николая Чудотворца остался недостроенным вследствие недостатка денег.

17 июня 1808 г. причт храма, церковный староста Трофим Михайлов, помещик Александр Чашников и некоторые другие лица обратились к архиерею Мефодию с прошением о дозволении достроить придел во имя Николая Чудотворца в связи с тем, что необходимая для этого сумма денег в количестве 2500 рублей была собрана.

В упомянутое время в храме служили: священник Михаил Васильев 57 лет (ушел с должности в 1815 г.), диакон Алексей Федоров 62 лет, дьячок Федор Никитин 28 лет (убыл с должности в 1828 г.) и пономарь Арсений Васильев 56 лет (умер в 1814 г.) [2].

30 октября 1808 г. тверской архиерей разрешил постройку каменного придела. В 1814 г. строительство было завершено.

В сентябре 1814 г. священник и прихожане Казанского храма приселка Русилова послали архиерею прошение о переносе икон и Царских дверей из ветхой деревянной церкви во вновь построенный Никольский придел. На это прошение из консистории последовало согласие.

В феврале 1815г. благочинному 3 округа Корчевского уез­ да с. Красного, священнику Никите Петрову архиереем было отдано распоряжение освидетельствовать придел в церкви приселка Русилова и доложить о его готовности к освящению, а ветхий деревянный храм разобрать. Вскоре благочинный сообщил архиерею о готовности придела к освящению.

27 июня 1815 г. Никольский придел был освящен протоиереем Тверского кафедрального собора Петром Симеоновым на новом освященном антиминсе. Разобранную ветхую деревянную церковь частично использовали на церковную ограду, частично на отопление каменной церкви [3].

Никольский храм приселка Русилово до 1907 г.

Опись храма и его придела 1847 г. (дается с некоторыми сокращениями).

Церковь каменная, длиной 12 саженей 1 1/2 аршина, шириной 5 саженей 1 аршин. Теплый (отапливаемый) придел длиной 6 саженей 2 аршина, шириной 4 сажени 2 аршина. Стены церкви как снаружи, так и внутри оштукатурены и выбелены известью. Внутри храма алтарь и средняя часть расписаны священными изображениями на масле. В приделе роспись осуществлена в технике альфреско.

В церкви два престола. В главной церкви — престол во имя Казанской Божией Матери, в приделе (с левой стороны) — во имя Николая Чудотворца. Пол в главной церкви (холодной) и в алтаре (теплом) чугунный, в приделе покрыт лещадной плиткой.

Во всей церкви 35 окон. Вверху 12, в середине 5, внизу 18. На церкви одна глава, покрытая английской жестью. На главе 4-конечный позолоченный железный крест. Крыша храма с приделом покрыта железом, окрашена медянкой (зеленой краской). Входные двери с западной, северной и южной сторон. Крыльцо с южной стороны из белого камня, без колонн.

Сия церковь выстроена в 1798 г. иждивением прихожан и на церковную сумму с благословения тверского архиерея Иринея. Придел выстроен с благословения тверского архиерея Мефодия в 1811 г. иждивением прихожан и на церковную сумму и освящен в 1815 г. протоиереем Тверского кафедрального собора Петром Симеоновым.

Алтарь в холодной церкви (с престолом Казанской Богоматери). Алтарь из простого дерева. Антиминс атласный, желтого цвета, со святыми мощами; освящен архиереем Григорием в 1842 г. Жертвенник. Запрестольный деревянный вызолоченный резной крест. Запрестольный образ Скорбящей Божией Матери в серебряной ризе с вызолоченным венцом и клеймами. На ней, на оборотной стороне, образ Божией Матери «Живоносный источник» с серебряным венцом.

Алтарь придела Николая Чудотворца в трапезной — с левой стороны. Престол деревянный, на нем антиминс белого цвета. В 1813г. освящен архиепископом Тверским и Кашинским Мефодием. В нем святые мощи. Жертвенник. Запрестольный деревянный крест, выкрашенный голубой краской, с изображением Божией Матери Шуйской, на другой стороне — изображение Николая Чудотворца.

4-ярусный иконостас главного (холодного) храма деревянный, с резьбой, по гладким местам окрашен темно-голубой краской, по резьбе — вызолочен.

Нижний ярус: Царские врата вызолочены, 6 образов. Над ними икона Тайной вечери, вокруг — сияние, лучи вызолоченные, по сторонам сияния — 2 ангела. С правой стороны Царских врат икона Спасителя с серебряным венцом… С левой стороны Царских врат образ Богоматери с серебряным венцом. На северной двери образ пророка Милхиседека…

Вверху иконостаса распятие Иисуса Христа, образы Божией Матери и Иоанна Богослова. На правом клиросе хоругвь на холсте с изображением Воскресения Христова, на оборотной стороне хоругви — образ Казанской Божией Матери. Хоругвь на левом клиросе — на холсте, с изображением Богоявления Господня; на оборотной стороне — образ Николая Чудотворца живописной работы.

Перед Царскими вратами деревянный восьмиугольный амвон, окрашенный голубой краской. 2 клироса столярной работы с раскрашенными колонками.

Иконостас придела 4-ярусный, деревянный, с вызолоченной резьбой, по гладким местам выкрашенный светло-голубой краской. Царские врата резные, вызолоченные. На них образы Божией Матери, Архангела Гавриила и четырех Евангелистов. Среди икон первого яруса иконостаса — образ Николая Чудотворца живописной работы в серебряной ризе с серебряным вызолоченным венцом. Большая и малая лампады… Во 2-м ярусе икона «Тайная вечеря»… На 3-м ярусе, в центре образ Вседержителя… На 4-м ярусе — образ Господа Саваофа. По обеим сторонам по два образа пророков.

2 клироса столярной работы. В трапезной на южной стороне — иконостас с семью иконами столярной работы с вызолоченной резьбой, по гладким местам окрашен голубой краской. Вверху иконостаса — круглый образ Иисуса Христа.

Евангелия. Большого формата (напрестольное). Обложено вызолоченной медью. На лицевой стороне, в центре, изображение Иисуса Христа, по углам — четыре Евангелиста. Печатано в 1748 г. в Москве. Вес 22 фунта. Евангелие большого формата. Обложено красным бархатом. На лицевой стороне, в центре, Спаситель, по углам четыре Евангелиста. Печатано, с киноварью, в 1841 г. в Москве. Пожертвовано крестьянкой деревни Бели Марией Харлампиевой. Другие Евангелия — среднего формата и малого формата; печатаны в 1789 и 1817 гг.

Паникадила. В главной, холодной церкви, паникадило медное, посеребренное, весом 6 пудов, с 20-ю подсвечниками. В Никольском приделе паникадило медное, посеребренное, с 12-ю подсвечниками.

Кадило серебряное, с четырьмя цепочками, пожертвовано крестьянином Иваном Дмитриевым из д. Бели. Голубая парчовая риза, пожертвована штабс-капитаном Василием Балкашиным. Риза красного цвета, с золотым позументом, пожертвована полковником, графом Николаем Толстым.

2-ярусная колокольня построена одновременно с храмом в 1798 г. на иждивение прихожан и церковную сумму. Покрыта железом, окрашена медянкой (зеленой краской). Шпиль обложен английским железом. Крест и яблоко вызолоченные.

На колокольне 6 колоколов. Первый (главный) весил 172 пуда 10 фунтов. На нем надпись: «Сей колокол лит Корчевского уезда в приселок Русилово в церковь Казанской Божией Матери тщанием священника Иоанна Алексеева и старосты церковного Федора Михайлова с прихожанами мастером тверским купцом Иваном Степановым Капустиным 1833 года июня 2 дня». Второй колокол весил 68 пудов 11 фунтов. Перелит в 1835 г. тверским купцом, мастером Иваном Капустиным. Третий весил 13 пудов 36 фунтов, четвертый — 6 пудов 20 фунтов, пятый — 2 пуда, шестой — 1 пуд 1 фунт. Все без надписей.

Ограда деревянная, покрыта тесом; в ней 2 лавки (для торговли) и 2 кладовые. Деревянная сторожка вне ограды, с тремя окнами, печью, сенями и кладовой; покрыта соломой. Амбар для хранения некоторых церковных вещей и собранного с прихожан хлеба; крыт тесом [4].

В 1861 г. последовало прошение священника и прихожан епархиальному начальству устроить второй придел с иконостасом. Ответ автору неизвестен. Судя по церковной описи, в 1884 г. вновь последовало прошение прихожан тверскому архиерею о постройке нового придела. В 1885 г. придел во имя пророка Илии был построен и освящен.

В 1850 г. в храме служили: священник Иоанн Алексеевич Плетнев 58 лет, диакон Петр Волков 33 лет, дьячок Дмитрий Васильевич Петропавловский 32 лет, пономарь Арсений Ильич Успенский 23 лет (прибыл сюда в 1844 г.) [5].

В 1854 г. умер священник храма, благочинный Иоанн Алексеевич Плетнев (служил в храме с 1815 г.). 24 апреля 1856 г. новым священником становится Леонид Арсеньевич Лебедев.

В документах Тверского архива, в фонде, относящемуся к Тверской духовной консистории, священник Леонид Лебедев бывал неоднократно уличен в нетрезвости; а однажды он чуть было не был отстранен от должности. Самый серьезный его проступок отмечен в 1861 году: тогда поступили жалобы прихожан не только на его нетрезвость, но также и на грубое поведение на свадьбе в д. Боженцово, за что последний был даже удален из дома. Духовное начальство провело расследование, были опрошены свидетели. Но как было принято во многих подобных случаях, дело для отца Леонида осталось без последствий. Последовавшая за этим попытка помещика Владимира Балкашина заменить Леонида Лебедева другим священником также не увенчалась успехом. В 1862 г. церковное следствие не нашло в доносе помещика серьезных проступков со стороны священника и оставило того без наказания, ограничившись назиданиями в дальнейшем не совершать предосудительных поступков и быть осмотрительней. Однако, как показало последующее время, он так и не избавился от пагубной привычки, о чем в 1873 г. напоминает запись в журнале духовной консистории [6].

В 1877 г. умерли священник Леонид Лебедев и диакон Петр Волков. В том же году пост настоятеля храма занял священник Иоанн Воскресенский.

В 1898 г. псаломщик Арсений Успенский в связи с 50-летием службы был награжден золотой медалью «За усердие» на Аннинской ленте. (Он прослужил в Покровском храме с 1844 до 1906 гг.) В 1890-е годы священник Иоанн Воскресенский был награжден двумя орденами: Св. Анны 3 ст. — в 1898 г. (за 25 лет работы в церковно-приходской школе) и Св. Владимира 4 ст. — в 1900 г. (за 50 лет службы в духовном сане); медалями в память императоров Александра II и Александра III [7].

Протоиерей Иоанн Воскресенский с супругой

15 мая 1904 г. Иоанн Воскресенский удостоен сана протоиерея; 21 июня того же года он умер [8]. Другой долгожитель, псаломщик Арсений Успенский, ушел за штат спустя 2 года после смерти Иоанна Воскресенского.

В 1904 г. священником в храме становится Алексей Павлов. 29 ноября 1906 г. псаломщиком поставлен бывший послушник кашинского Клобукова монастыря Николай Веретов. В 1907 г. церковный староста, крестьянин д. Сорокине Иван Халявчиков награжден нагрудной серебряной медалью «За усердие».

Прихожанами храма в 1901 г. были жители приселка Русилова и деревень: Марково (Майкове), Горбачеве, Ошитково, Воробьиха, Подмощье, Саврасове (Левково), Макариха, Бели, Черкасино, Боженцово, Сорокине, Сошниково, Беляево, Демидово; всего 656 душ мужского и 730 — женского пола [9].

При церкви имелась церковно-приходская школа (в советское время — начальная школа). В декабре 1911 г. в школе обучалось 40 мальчиков и 22 девочки. Преподавали в ней две учительницы; заведующим был священник, который обучал детей Закону Божиему [10]. Остатки кирпичного здания бывшей начальной школы сохранились до сего дня.

В 1912 г. в духовную консисторию от причта и церковного старосты храма поступило прошение об использовании имеющихся в их распоряжении 500 рублей на покраску крыши, оштукатуривание и побелку церкви и ограды. Просьба была удовлетворена.

В 1913 г. крестьянин д. Саврасове Егор Киселев за пожертвование в храм 475 рублей на постройку нового иконостаса был удостоен архипастырской благодарности с вручением грамоты [11]. На погосте у храма до сего дня можно видеть монументальный надгробный памятник Егору Андреевичу Киселеву (1851-1915).

После Октябрьской революции 1917 г. новые власти повели борьбу против религии. В январе 1918 г. был обнародован декрет Совета народных комиссаров РСФСР «Об отделении церкви от государства и школы от церкви». Казанский храм приселка Русилова перешел в собственность государства.

4 ноября 1919 г. Горицкий волисполком (ВИК) в лице полномочного представителя Афанасия Синюшкина передал Казанский храм приселка Русилова православной общине.

Власти предпринимали всяческие меры для того, чтобы закрыть храм, проводили антирелигиозную пропаганду, лишили избирательных прав священника Алексея Павлова, псаломщика Николая Веретова, церковного старосту Василия Чанова.

Алексей Александрович Павлов родился в 1882 г. в селе Горицы в семье диакона. Окончил Тверскую духовную семинарию. В 1902-1904 г. был учителем в церковно-приходской школе с. Ушакова Калязинского уезда. В 1904 г. рукоположен в сан священника и направлен в Казанский храм приселка Русилово. Заведовал и преподавал в Русиловской церковно­приходской школе. В 1931 г. осужден властями за неуплату в срок повышенных налогов к трем годам ссылки. В 1933 году, после отбытия наказания, поселился в селе Ивановском тогдашнего Теблешского района (ныне Рамешковский район Тверской области). Служил священником в местной церкви. 22 июля 1937 г. арестован по обвинению в антисоветской агитации. 13 августа 1937 г. «тройка» УНКВД по Калининской области приговорила его по ст. 58-10 к высшей мере наказания. Приговор приведен в исполнение 17 августа того же года. Реабилитирован 24 мая 1989 г. [12].

После высылки в 1931 г. священника Алексея Павлова богослужения в Казанской церкви прекратились. Местная власть использовала помещение церкви для своих целей. В 1932 г. прихожане храма (церковный совет) обратились к руководству Кимрского района с прошением об освобождении местным сельсоветом церковной сторожки, которая нужна им для сторожа и других нужд. Спустя некоторое время, по инициативе местных властей и ходатайству руководства района, верховная власть в лице Московского областного исполнительного комитета (МОИК) приняла решение о закрытии храма и передаче его в ведение местного колхоза.

Церковь в Русилове в 1985 г.

По словам старожилов, в церкви в разное время размещались: цех сушки картофеля, склад; хранились ядохимикаты. Там же проходил ремонт сельскохозяйственной техники (тракторов, комбайнов). Позднее здесь было общежитие (вероятно, в помещении бывшей школы) для проживания шефов колхоза из Кимр. Рядом с храмом расположено действующее кладбище.

Сам храм находится в полуразрушенном состоянии и требует восстановления.

Примечания

  1. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф 1209. Oп. 1. Ед. хр. 659; Релина Е.А. Словарь кимрских деревень от «А» до «Я». Словарь кимрских деревень. XX век. Кимры, 2011. С. 151.
  2. Государственный архив Тверской области (ГАТО). Ф. 160. Оп. 10. Д. 2995. Л. 1-22.
  3. ГАТО. Ф. 1690. Оп. 10. Д. 10. Д. 3010. Л. 1-14.
  4. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 3069. Л. 1-30.
  5. ГАТО. Ф. 160. Oп. 1. Д. 17196. С. 730.
  6. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 3051. Л. 1-35.
  7. ГАТО. Ф. 160. Oп. 1. Д. 16017.
  8. В 2002 г. у церкви стоял (в числе других) внушительных размеров надгробный памятник протоиерею Иоанну Воскресенскому. В тот раз я не сфотографировал надгробие. В 2010 г., когда мы с моим попутчиком Юрием Алексеевым, совершившим немало добрых дел для кимрских храмов, приехали сюда, то памятник протоиерею Иоанну Воскресенскому был опрокинут лицевой стороной (там, где надпись) на землю. Поднять надгробие или хотя бы только перевернуть его мы не смогли.
  9. Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. Тверь, 1901. С. 412-413.
  10. Начальные училища Тверской губернии в 1911 -1912 учебном году. Тверь, 1912. С. 148.
  11. Тверские епархиальные ведомости. 1913. № 43. С. 524. Часть официальная.
  12. Тверской центр документации новейшей истории (ТЦДНИ). Ф. 7849. Д. 21463-с. Л. 1-29; ГАТО. Ф. 160. Oп. 1. Д. 16018. Л. 343.


ИСТОЧНИК: Коркунов В. И. Храмы Кимрского района. Книга 3 / В. И. Коркунов, — М.: «ЛитГОСТ», 2018.


Фото. № 1 Анатолия Максимова. Июль 2014 г.

Наверх