Обновления Храма Воскресения Христова церковь (Рясня) - 1780 год - Фонд св. Михаила Тверского
Вы читаете
Обновления Храма Воскресения Христова церковь (Рясня) — 1780 год

Обновления Храма Воскресения Христова церковь (Рясня) — 1780 год

+4
Посмотреть галерею

Историческая справка

Историк В. Успенский, бывая в конце XIX века в этих краях, записал со слов местных жителей: «Где находился Литовский городок Рясна, определенно сказать не могу, но слышал я от знакомых, что городок этот находился в недалеком расстоянии от современной Рясни, при реке Тьме, на какой-то насыпи, сохраняющей до сих пор название городища. Здесь сохранился камень с углублением, дающим ему вид чашки; говорили, что из этой чашки имели обыкновение есть разбойники, когда-то укрывавшиеся здесь, и что от камня до кургана, находящегося на другом берегу реки, был подземный ход»[1].

Около села Рясни находится местность Литиковка, где имеются высокие насыпанные курганы, про которые говорят, что они были насыпаны во время защиты крепости от литовского нашествия. Здесь еще в начале ХХ века раскапывали предметы старинных военных оружий.

Рясня впервые упоминается в летописи в 1335 году, когда она была сожжена московским князем Иваном Калитой: «Того же лета (1335 – А. Ш.) Новоторские власти и князь великий Иван Данилович собра рать, и шед, позже городки литовские Осечен, и Рясну, и протчая; и убиша тогда Литва много мужей добрых новогородских, а Литвы збиша без числа»[2].

До начала XVII века Рясня была значительным селом и имела три церкви.

В писцовых книгах 1624 и 1625 годов левой половины Ржевского уезда селение описывается так: «В Рясенской волости вдовы княгини Марьи, Князь Григорьевские жены Елицкаго пустошь, что был погост Рясна на ручью, а в нём церковь Воскресения Христова древень вверх, да церковь Рождества Христова, да церковь св. мученицы Христовы Парасковеи, да придел Николы Чудотворца, древяны клетцки, в пусте развалились; пашни церковные перелогом и лесом поросло, середние земли девять четвертей; церковные же две пустоши: Пустошь Починок, пашни и перелогом и лесом поросло, середние земли восемь четвертей, пустошь Горки, пашни перелогом и лесом поросло середние земли семь четвертей; на погосте же Рясне, что бывала поместная земля пашни перелогом и лесом поросло средние земли 22 четверти с осьминою»[3].  

Можно предположить, что обилие дешевого строительного материала обусловило возведение рублёных церквей: конструкция которых напоминала по форме крепостные башни с шатровым кровлями. Строителями храмов были сами местные жители и часто характер постройки определялся национальными традициями поселения.

В 1638 году в писцовой книге находим уже такую запись: «В 146 году церковная воскресенская земля, что в волости в Рясне, да пустошь Починки, да пустошь Горки, находилась на оброке у крестьян князя Петра Шаховского, оброку 10 алт»[4].

Через 11 лет, в 1649 году «пустошь, что был погост Рясна, на ручье, по выписке за пометою дьяка Ивана Владычкина, продана в вотчину Ивану Ивановичу Вельяминову да зубчанину Захарью Ивановичу Козлову, по 11 чети человеку»[5].

В 1670 году князя Семёна Ивановича Шаховского не стало, и его вотчина через два года была утверждена за сыном князем Петром Шаховским[6].

В 1682 году «по смерти князя Петра Семёновича Шаховского вотчина его деревня, что ныне село Рясна, 11 четвертей досталась окольничему князю Перфилью Ивановичу и его сыну князю Ивану Шаховским, по любовному разделу с родственником их князем Фёдором Ивановичем Шаховским[7].

В писцовой записи за 1684 год находим нового владельца вотчиной Рясни, «за Андреем Никитиным Квашниным-Самариным находилось во владении село, что была деревня Рясна, доставшееся ему по променной записи от стольника князя Ивана Перфильева сына Шаховского[8].

14 июня 1687 года «отдана на оброк по челобитной стольника Петра Квашнина в оброк церковная воскресенская земля, а оброку ему велено платить, по писцовым книгам 132 и 133 гг. (1624 и 1625 гг. – А. Ш.), с пашнею 25 чети да 8 десятин пашеннаго и непашеннаго по 15 алт. С деньгою в год»[9].

В этом же году Петру Квашнину-Самарину было разрешено построить деревянную церковь во имя Воскресения Христова[10]. Таким образом, к концу XVII века в селе Рясне осталась только одна деревянная церковь. Здесь хотелось бы обратить внимание на то, что именно в это время значительная часть храмов строилась на средства помещиков, так как они располагали крупными капиталами, а сооружение церквей стоило огромных денег.

К сожалению, пожары многократно уничтожали деревянные сооружения, но храмы быстро возрождались из пепла на прежних местах.

30 августа 1692 года «по указу патриарха и по помете на выписке церкви Воскресения Христова, которую по челобитью своему построил стольник Андрей Квашнин-Самарин во Ржевском уезде в Рясенской волости на прежнем церковном Воскресенском месте, положить дани с дворов: поповы 4 деньге, с дьячкова, пономарева, просвирницына по одной деньге с двора, с 20 дворов крестьянских по 3 деньги с двора, с 11 дворов бобыльских по деньге с двора, да по писцовым книга с пашни с 25 чети, с 3 десятин пашеннаго лесу, да с 5 десятин лесу ж непашеннаго, по указной статье, всего дани 28 алт. С деньгою, заезда гривна; и те данныя деньги 201 года (1693 года – А. Ш.) платил новоставленный поп Тимофей Андреянов»[11].

4 сентября 1693 года «по благословенной грамоте дан антиминс ко освящению церкви Воскресения Христова в село Рясна под расписку тоя ж церкви попа Тимофея»[12]

В 1704 году жена Андрея Квашнина-Самарина, вдова Аксинья, отдала свою приданную вотчину и то, что осталось по смерти мужа: село Рясню, деревню Грешнево и пустошь Елыгино своей дочери девице Марфе Андреевне, которая, будучи замужем за Леонтием Хрущёвым, продала своё недвижимое имение в 1725 году поручику Александру Самсоновичу Дьякову за 250 рублей[13].

В переписной книге за 1710 год читаем, что в селе Рясне на ручье Чернобыльце стоит деревянная церковь Воскресения Христова. «При церкви во дворе поп Василий Тимофеевич служит у оной церкви с 1707 года; во дворе дьячек Иван Тимофеев; во дворе просвирня. Данных денег и других сборов платят они с той церкви в год рубль 21 алт. 4 ден. Церковной земли по писцовым книга 132 и 133 годов: пашни в селе Рясне 10 четвертей в поле, а в дву потомуж; пустошь Починок на речке Сиговке, пашни лесом поросло 8 четвертей; пустошь Горки, на Суходоле, 7 четвертей в поле, а в двупотомуж; сена лесом поросро 8 десятин»[14].

К возведению каменного храма ряснинские строители обратились лишь во второй половине XVIII столетия. Возведение деревянных церквей было нелёгким делом, а строительство каменных к тому же требовало специальных знаний и мастерства. К тому же, надо учитывать, что в Старицком уезде не было своего архитектора. Поэтому, архитектура каждого нового сооружения определялась не искусством архитектора или талантом строителя, а в первую очередь вкусом заказчика. С середины XVIII  века дворянство, освобождённое от военной и гражданской службы, в своих сельских усадьбах строит храмы, заказывая проекты известным русским архитекторам или используя их прежние работы.

Как правило, организация строительства церкви часто осуществлялась в следующем порядке: жители села или церковная община на сходе выбирали мастера или подрядчика, доверяя ему возведение храма. Торговый лист закреплял ответственность мастера за конкретные сроки начала и конца строительств, за качество использованных материалов и выполненных работ. Одновременно определялся размер неустойки за задержку строительства на каждый просроченный день. Эта сумма была немалой и весьма строго дисциплинировала подрядчика. По окончании строительства в течение года подрядчик отвечал за прочность и добросовестность выполненных работ.

К сожалению, имена большинства строителей и архитекторов Старицких церквей неизвестны, проекты и сметы давно уничтожены временем. Так и произошло при строительстве каменной церкви в селе Рясне.

В 70-е годы  XVIII века деревянная Воскресенская церковь села Рясни пришла в ветхость. Местные помещики братья капитан в отставке Николай Данилович и подпоручик в отставке Захарий Данилович Козловы весной 1773 года подали прошение в Тверскую духовную консисторию, в котором писали, что «в приходе нашем во Ржевском уезде Володимерове в селе Рясны деревянная церковь ветхая», и  просили высокое начальство «водрузить церковь Божию на каменною во именования прежнего Обновления храма Воскресения Христа Бога нашего  с пределом Святого Чудотворца Николая»[15]. 15 июля членом Святейшего Правительствующего Синода Платоном, Архиепископом Тверским и Кашинским, помещикам Козловым была выдана храмоздательная грамота на строительство каменной церкви в селе Рясне.

Интересно, что в октябре этого же года другой местный вотчинник Абрам Петрович Корнилов также просил Тверскую духовную консисторию о разрешении «строить деревянной церкви с приделом по-прежнему», но Архиепископ Платон отказал просителю, так как «двум церквам в селе Рясне строенным быть есть излишно, а когда помещики Козловы хотят строить каменную, то она деревянной предпочтена быть должна; что же касается до споспешествования помещику Корнилову в строении каменной церкви иже состоит в его воле, а рассуждается,  что когда он хотел строить деревянную церковь, то некоторое в помоществование  к построению вместо деревянной каменной церкви»[16].  Надо сказать, что у Абрама Корнилова будет ещё возможность «в помоществовании» нового каменного храма в селе Рясне.

В 1780 году помещики братья Козловы докладывали Архиепископу Платону, что «церковь  с пределом ныне за сем сооружена и местными образами и церковною утварью и книгами довольна украшена и снабжена. Того ради Ваше Преосвященство Покорно просим об освящении оной церкви Божией и с пределом дать нам указ на имя Благочинного села Чурилова священника Максима Емельянова а что чего в оной церкви и имеется церковной утвари и к ним при сем прилагает за подписанием онаго Благочинного Максима Емельянова вашему Преосвященству именной реестр»[17].

17 августа в журнале Тверской епархии появилась запись: «Показанный храм по положение церковному освятить … очередному священнику благословляем и для того отпустить антиминсы»[18].

Здесь уместно немного рассказать о храмоздателе ряснинского храма Николае Даниловиче Козлове. В Государственном архиве Тверской области имеется дело «По отношению Старицкого предводителя дворянства с определением именных списков дворян онаго уезда и сколько записаны за ними имений и прочее. 1800-1801», в котором на этот период времени Н. Д. Козлову было 70 лет. Вдов. Капитан в отставке. В 1782 году Старицким благородным обществом выбран был в Старицкий уездный суд впервые заседателем, «в которой должности находился по 1785 год, и за те понесённые труды получил от герольдии чин коллежского асессора». «За ним Николаем Наследственных имений Тверской губернии в Старицкой округе в сельце Петрищеве мужского пола 52, женского 48,   селе Буконтово мужского 6, женского 4, в деревнях Стреневе мужского 34, женского 39, Сетках мужского 20, женского 33, в Рытове Мужского 11, женского 13, в Григореве мужского 10, женского 20, в Волочагине мужского 12, женского 19, в Девонисове мужского 17, женского 17, в Холмце мужского 1, женского 14, в Глазунах мужского 13, женского 14,  в Павлушкове мужского 11, женского 15, в Борисцове мужского 12, женского 14, в Лагунове мужского 39, женского 46, в Жилкине мужского 32, женского 31 души.

Куплено в деревнях Ялыгине мужского 23, женского 30, Грешневе мужского 7, женского 10, в Дудорове мужского 117, женского 108, в Пестове мужского 88, женского 94 души».

Жительство имел в одном доме вместе с сыном,  Дмитрием в Старицком округе в сельце Петрищево, гвардии подпоручиком отставке. Дмитрий Николаевич был женат на «армии подпоручика Афанасия Никифоровича Лунина, на дочери девице Марье Луниной». В семье было рождены две дочери – Марья и Екатерина.

У Николая Даниловича Козлова также была дочь-девица Варвара, которой было в то время 36 лет, по всей видимости, она также проживала в доме отца[19].

Через 10 лет после освящения нового каменного Воскресенского храма в селе Рясне коллежский советник и предводитель Старицкого дворянства Абрам Петрович Корнилов просит члена Святейшего Правительствующего Синода Платона, Архиепископа Тверского и Кашинского, разрешить сделать тёплые каменные приделы, так как «церковь Божия построенная каменная и придел Николая Чудотворца <…> холодные», да «Да и алтарь весьма тесен в котором священник и диаконом хотя и производит службу но с великою осторожностью и в зимнее время священно и церковно служители производят службу с великое трудностию, а и приходящие люди не так охотно собираются избегая и оттого самого недохода церковной в зимнее время уже, <…> а дабы и храма Божия не потерять наружного виду желание имею и вашего Высокопреосвященства прошу Архипастырского Благословения.

Позволить к объявленной церкви Божия Обновления храма и Воскресения Христа Бога нашего <…> с обоих сторон сделать пристройку каменные которой и составить сим храме Божие весьма порядочной. А в тех пристройках благословите со одной стороны сделать предел Богоявления Господня а на другой стороне  вынесть из трапезы предел Николая Чудотворца а как и давно намерение имея устроить храм Богоявления Господня которой и обязуюсь сделать теплыми и чтобы в зимнее время в службе не было никакого и тому препятствия, и когда Благословением Вашего Высокопреосвященства позволено будет прошу дать мне храмоздательную грамоту дабы я могу все сие производить без овсякого препятствия…»[20]

11 октября 1790 года храмоздательная грамота местному помещику Корнилову была выдана.

Но, к сожалению, устроителю храму, коллежскому советнику Абраму Петровичу Корнилову дожить до освящения новых теплых каменных приделов не удалось, он умер 22 апреля 1795 года и был похоронен в церковной ограде Ряснинской сельской церкви.  

К началу лета 1795 года работы по пристройке к церкви двух новых приделов во имя Богоявления Господня и Николая Чудотворца были закончены, и 3 июня вдова, коллежская советница Наталья Петровна Корнилова покорнейше просила Иренея, Епископа Тверского и Кашинского, что «приделы каменным зданием пристроены и надлежащими благолепиями украшены, а равною и церковною утварью снабжены и так к освящению оных препятствиев ни каковых и не предвидится, <…> и по надлежащим церковным обрядом приказать освятить по желанию моему города Ржева протоиерею Афанасию Никифорову и о сем учинить милостиво архипастырскую Резолюцию[21].

И вновь в журнале Тверской епархии за 25 июля 1795 года читаем: «Освящение вышеписаных новостроенных приделов ежели по Свидетельству никаких препятствий к тому освящению не окажется к Ржевскому протоиерею, и выдать к тому освящению новые антиминсы…»[22]. А 17 октября Афанасий Никифоров писал в Тверскую епархию: «… Мною протоиереем по чиноположению церковному  того же сентября пятого на десять дня и освящены, о чём духовной консистории сим благопочтенно и доношу»[23].

Пастырская работа в начале XIX столетия была нелегка. «Сельским священникам с причетниками приходилось благоустраивать церкви, проводить богослужения, вести метрические и обыскные книги, исполнять необходимые требы прихожан, заботиться о своих многолетних семьях, престарелых членах клира, вдовах и сиротах, находясь при этом в подчинении трёх властей: государства, епархиального архиерея и помещика. Чтобы выжить, духовенство вынуждено было кормиться с церковной земли, которую приходилось обрабатывать самим», — пишет исследователь, правовед по профессии, ныне активный сотрудник НИЦЦИ и ПК имени В. В. Болотова С. С. Кузин[24]. Во время генерального межевания, проводившегося в конце XVIII века, сельским церквям, как правило, выделялось 36 десятин земли из общинного фонда. Историк русской церкви И. Г. Смолич цитируя И. Т. Посошкова, так писал об этом времени: «У нас в России сельские попы питаются своею работою, и ничем они от пахотных мужиков не отменны; мужик за соху, и поп за соху, мужик за косу, и поп за косу»[25].

Очень интересен для исследователя такой вид исторического источника как клировая ведомость – это годовой отчёт, содержащий обстоятельную информацию о состоянии приходского храма и причта (священно- и церковнослужителях), а также о членах их семей. На сегодняшний день – это уникальный документ, позволяющий воссоздать биографию священника или дьякона, выявить уровни экономической успешности (или упадка) церковного хозяйства и т. п.

После указа императора Петра I 19 февраля 1718 года в служебной практике появились клировые ведомости православного приходского духовенства «Об определении священников при церквях на праздные места, о распределении к приходским церквям дворов». «Именные списки всем лицам духовного звания и православного вероисповедания» появились только через 50 лет. Затем они стали именоваться как «списки лицам духовного ведомства» или «послужные списки духовенства».

По Старицкому уезду в Государственном архиве Тверской области в фонде 160 клировые ведомости сохранились частично, всего 61 дело с 1758 по 1911 года. И здесь, надо отдать должное тверскому исследователю Сергею Сергеевичу Кузину, который первый взял на себя огромный и очень важный нелёгкий труд, требующий длительной предварительной подготовки – публикацию серии документов и материалов по истории Тверской епархии «Тверская епархия в прошлом и настоящем»[26].

Приведём из его работы «Духовенство и приходы города Старицы и Старицкого уезда. 1828 год: Клировые ведомости» выдержку по церковному приходу села Рясня:

«Ведомость

Старицкаго уезда села Рясны  за 1828 год.

В нем церковь во имя Обновления Храма Воскресения Христова с приделами Бо­гоявления Господня и Чудотворца Николая, каменная, в твердости, утварью до­вольна, построена в 1780 году, однокомплектная, опись утвари церковной [и] книги прихода и расхода имеются, при ней земля отмежевана писцовая дача 40 десятин, на которую план имеется и хранится в ризнице, приходских дворов 233, в них мужеска пола душ 792, женска 885, денежнаго доходу с оных священно — и церковно­служителями получено по запискам их в нынешнем 1828 году 380 рублей, расстоянием от епархиальнаго града Твери 100, от уезднаго Старицы 44 версты, в близости села имеются Луковниково в 5-ти, Бабине в 7 верстах, сколько же священно — и церковнослужителей на лице и прочаго, также какия имянно в приходе имеются селения и прочая, явствует ниже сего. 1828 года.

Священник Николай Иванов — 36 [лет]. Читает и поет хорошо. Обучался в Тверской семинарии до окончания курса учения и уволен с аттестатом третьего разряда. [Состояния] порядочнаго. Не вдов. Произведен [в священника] в 1820 году, граммату имеет. Священник диакону племянник родной. [О подозри­тельных делах записей нет.] [В дурных поступках] не замечен. Жена его Наталья Димитриева — 23 [года]. Дети их: Параскева — 6 [лет], Павел — 4 [года], Екатерина -2 [года], Петр — 2 месяцов.

Диакон Никифор Васильев — 56 [лет]. Читает и поет порядочно. Из [класса] поэзии уволен. [Состояния] хорошаго. Не вдов. Произведен [в диакона] в 1790 году, грам­мату имеет. Диакон пономарю по жене дядя родной. [В дурных поступках] не за­мечен. Жена его Екатерина Феодорова — 56 [лет]. Дети их: Евдокия — 21 [год], На­талья — 20 [лет], Анна — 18 [лет].

Дьячек Яков Платонов — 21 [год]. Читает и поет хорошо. Из [класса] реторики. [Состояния] хорошаго. Женат 1 -м браком. Посвящен [в дьячка] в 1826 году, граммату имеет. С прочими родства не имеет. [В дурных поступках] не замечен. Жена его Мария Ефимова-21 [год].

Пономарь Стефан Андреев — 30 [лет]. Читает и поет хорошо. Из низшаго класса Тверскаго уезднаго училища. [Состояния] хорошаго. Женат 1-м браком. Посвящен [в пономаря] в 1816 году, граммату имеет. С прочими родства не имеет. [В дурных поступках] не замечен. Жена его Евдокия Михайлова — 28 [лет]. Дети их: Алексан­дра- 7 [лет], Григорий — 5 [лет], Мария — 1 [год].

Просвирница умершаго пономаря Михаила Феодорова жена вдова Анна Пантелеймонова — 52 [года]. Определена в 1818 году и указ имеет. Просвирница пономарю теща. Дети ея: Арсений — 20 [лет] в Тверской семинарии в богословии прозванием Соколов, Анна-26 [лет], Александра — 19 [лет], Ольга — 13 [лет].

Уволенные за старостию лет от должности: священник Иван Васильев — 73 [года], вдов; дьячек Ефим Стефанов — 59 [лет], жена его Екатерина Иванова — 54 [года].

Прихожане села Рясны. В оном селе жительствуют флота капитана Петра Михайлова Карнилова дворовые люди: 1 двор 2 мужеска пола 3 женска.

Сельцо Феодоровское, в 1 версте, в нем жительство имеет помещик Димитрий Алексеев Козлов. У него в семействе: 1 двор 2 мужеска пола 5 женска, при них дворовых людей: 14 мужеска пола 28 женска.

Сельцо Ивановское, в 3 верстах. В оном жительство имеют господина Алексея Михайловича Карнилова дворовые люди: 1 двор 7 мужеска пола 8 женска.

Сельцо Петрищево, в 2 верстах. В нем жительство имеет помещик Димитрий Николаев Козлов. У него в семействе: 1 двор 3 мужеска пола 4 женска, при них дво­ровых людей: 46 мужеска пола 54 женска.

Сельцо Кольцове, в 3 верстах. В нем жительствуют Марьи Евграфовой Бедрягиной дворовые люди: 1 двор 3 мужеска пола 7 женска.

Сельцо Покровское, в 5 верстах. В нем жительствует титулярная советница Авдо­тья Сергеева Борисова. У нея в семействе: 1 двор 1 мужеска пола 2 женска. При ней дворовых людей: 6 мужеска пола 9 женска.

Сельцо Алексееве кое, в 2 верстах. В нем жительство имеет князь Александр Феодоров Шаховской. У него в семействе: 1 двор 3 мужеска пола 3 женска. При нем дворовых людей: 11 мужеска пола 15 женска.

Деревня Минино, в 5 верстах, госпожи Авдотьи Сергеевой Борисовой крестьяне: 11 дворов 24 мужеска пола 26 женска.

Деревня Буяково, в 4 верстах, госпожи Авдотьи Сергеевой Борисовой крестьяне: 4 двора 9 мужеска пола 12 женска.

Деревня Холмец в 4 верстах, господ:

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 6 дворов 23 мужеска пола 24 женска.

Димитрия Алексеева Козлова крестьяне: 6 дворов 22 мужеска пола 28 женска.

Деревня Борисцово, в 5 верстах.

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 3 двора 9 мужеска пола 10 женска;

Натальи Алексеевой Шаховской крестьяне: 4 двора 11 мужеска пола 18 женска;

Петра Михайлова Карнилова крестьяне: 2 двора 4 мужеска пола 5 женска;

Алексея Михайлова Карнилова крестьяне: 2 двора 5 мужеска пола 6 женска.

Деревня Ялыгино, в 2 верстах:

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 6 дворов 19 мужеска пола 21 женска;

Димитрия Алексеева Козлова крестьяне: 10 дворов 28 мужеска пола 30 женска;

Петра Михайлова Карнилова крестьяне: 3 двора 12 мужеска пола 14 женска;

Алексея Михайлова Карнилова крестьяне: 8 дворов 26 мужеска пола 25 женска.

Деревня Павлушково, в 5 верстах.

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 6 дворов 18 мужеска пола 20 женска;

Димитрия Алексеева Козлова крестьяне: 5 дворов 17 мужеска пола 19 женска.

Деревня Сетки, в 4 верстах:

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 8 дворов 29 мужеска пола 26 женска;

Димитрия Алексеева Козлова крестьяне: 7 дворов 22 мужеска пола 25 женска.

Деревня Григорево, в 2 верстах:

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 4 двора 10 мужеска пола 11 женска;

Натальи Алексеевой Шаховской крестьяне: 4 двора 12 мужеска пола 14 женска;

Марьи Евграфовой Бедрягиной крестьяне: 3 двора 9 мужеска пола 12 женска.

Деревня Волочагино, в 2 верстах:

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 3 двора 9 мужеска пола 10 женска;

Натальи Алексеевой Шаховской крестьяне: 4 двора 11 мужеска пола 12 женска;

Марьи Евграфовой Бедрягиной крестьяне: 4 двора 9 мужеска пола 10 женска.

Деревня Рылово, в 1 версте:

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 4 двора 12 мужеска пола 14 женска;

Натальи Алексеевой Шаховской крестьяне: 3 двора 11 мужеска пола 10 женска;

Марьи Евграфовой Бедрягиной крестьяне: 4 двора 9 мужеска пола 7 женска.

Деревня Гришнево, в 1 версте:

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 4 двора 10 мужеска пола 12 женска;

Натальи Алексеевой Шаховской крестьяне: 6 дворов 18 мужеска пола 20 женска;

Петра Михайлова Карнилова крестьяне: 8 дворов 26 мужеска пола 24 женска.

Деревня Гутково, в 6 верстах, господина Петра Иванова Власова: 23 двора 91 мужеска пола 99 женска.

Деревня Пусторадиха, в 3 верстах, господина Алексея Михайловича Карнилова: 7 дворов 26 мужеска пола 24 женска.

Деревня Стренево, в 3 верстах:

Димитрия Николаева5 Козлова крестьяне: 10 дворов 26 мужеска пола 24 женска;

Натальи Алексеевой Шаховской крестьяне: 7 дворов 23 мужеска пола 21 женска;

Марьи Евграфовой Бедрягиной крестьяне: 7 дворов 24 мужеска пола 25 женска.

Деревня Глазуны, в 5 верстах:

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 6 дворов 23 мужеска пола 26 женска;

Димитрия Алексеева Козлова крестьяне: 6 дворов 22 мужеска пола 19 женска.

Деревня Диванисово, в 3 верстах:

Димитрия Николаева Козлова крестьяне: 5 дворов 19 мужеска пола 18 женска;

Димитрия Алексеева Козлова крестьяне: 4 двора 17 мужеска пола 20 женска.

Итого: 233 двора 792 мужеска пола 885 женска.

В оном приходе раскольников нет.

К сей ведомости села Рясны священник Николай Иванов руку приложил.

К сей ведомости того ж села диакон Никифор Васильев руку приложил.

К сей ведомости того ж села дьячек Яков Платонов руку прилжил.

К сей ведомости того ж села пономарь Стефан Андреев руку приложил.

Свидетельствовал благочинный села Васильевскаго священник Иван Иванов[27]».

Для сравнения, по истории Введенской церкви села Рясня мы же приведём ещё одну клировую запись за 1835 год, правда с некоторыми сокращениями и изменениями орфографии:

«Построена в 1780 году тщанием прихожан. Здание каменное с колокольнею.

Священник Николай Иванов Рясенский  — 43 лет, священнический сын. Обучался наукам: Богословским, философским, словесным, историческим, математическим и физике; языкам: латинскому, греческому, еврейскому и французскому. По окончании курса Тверской семинарии был уволен с Аттестатом третьего разряда и в 1820 году 26 мая Филаретом Архиепископом Тверским и Каннским посвящён к церкви Обновления Храма Воскресения Христова во священники. В 1831 году 16 марта резолюцией Амвросия Архиепископа Терского и Кашинского определён в Депутаты; в 1835 году 6 марта Григорием Архиепископом Тверским и Кашинским предписано направлять Благочинническую должность.

Жена Наталья Дмитриева – 30 лет.

Дети: Параскева – 13 лет, Павел – 11 лет, обучается в Старицком приходском училище, Екатерина – 9 лет, Пётр – 7 лет, Иван – 4 лет, Александр – 2 лет, Анна – 6 месяцев.

Дьякон Никифор Васильев Рясенский – 66 лет, священнический сын, из поэзии уволен и в 1790 году посвящён к церкви Обновления Храма Воскресения Христова Иринеем Архиепископом Тверским и Кашинским в дьякона.

Жена Екатерина Фёдорова – 66 лет.

Дети: Наталья – 25 лет, Анна – 23 лет.

Дьячек Яков Платонов Дмитровский – 28 лет, дьяческий сын, по увольнении из низшего отделения тверской семинарии в 1827 году 25 мая определён на сие место и посвящён Амвросием Архиепископом Тверским и Кашинским в Стихарь.

Жена Марья Ефимова -28 лет.

Дети – Пётр – 3 лет.

Пономарь Стефан Андреев Михайловский – 38 лет, дьяческий сын, по исключении Тверского уездного училища из низшего класса в 1816 году 30 мая определён на сие место и 29 июля Серафимом Архиепископом Тверским и Кашинским посвящён в Стихарь.

Жена Евдокия Михайлова – 35 лет.

Дети: Александр – 15 лет, Григорий – 12 лет, учится в Старицком уездном училище на содержание отца, Марья – 9 лет, Георгий – 5 лет, Иван – 5 лет, Матрёна – 3 года»[28].

Помещики Козловы и Корниловы продолжали оказывать Ряснинскому храму большую помощь. Упоминаниями об их богатых пожертвованиях и вкладах пестрят страницы одной из сохранившихся описей, составленной в 1846 году. В описи также дается подробное описание размеров Воскресенского храма села Рясни. Приведем некоторые интересующиеся для нас выдержки из данной описи:

«Церковь каменная, длиною тринадцать сажень и два аршина, шириною  в настоящей четырнадцать аршин, а в трапезе с приделами в тринадцать сажень и один аршин.

В настоящей сей церкви как изнутри, так и снаружи оштукатурены и окрашены снаружи белою краскою, а по местам желтою краскою, внутри в главном алтаре и настоящей церкви раскрашены разными красками с разными фигурами на Алерреско, сверх сего как стены, так и купола расписаны ризными Священными изображениями на масле, а в приделах и трапезе отбелены.

… Пол в церкви и алтаре каменный накрашенный.

Во всей церкви в обще тридцать окон, а именно: в настоящей   в осмерике 6, в средине 6, круглых  в низу и алтаре 7, в трапезе 2 и 9 в приделах, а в окнах35 рам елового дерева со стеклами из коих в настоящей и приделах нижние укреплены железными решетками.

На церкви четыре главы крытые простым  железом, окрашены медянкою.

На главах кресты железные, на настоящей восьмиконечный с короною на верху, на приделах четырёхконечные с четырьмя железными цепочками, окрашены желтою краскою.

… Входные двери в церковь с трех сторон;  с западной двойные, снаружи железные, окрашены медянкою, а внутри деревянные; с южной стороны и северной также двойные, с наружи железные, окрашенные медянкою со внутренними и внешними замками, а внутри деревянные, растворчатые со стеклами.

Паперть с западной стороны под колокольнею каменная с деревянною дверью, окрашена медянкою с личинным запором;  в ней с левой стороны устроено место для хранения церковных угольев.

Сия церковь с трапезою и приделом с левой стороны построены иждивением помещика Николая Даниловича Козлова; а придел с правой стороны построен иждивением помещика Абрама Петровича Корнилова… Настоящая церковь освящена в 1780 году… Придел с правой стороны освящен в 1790 году… Придел с левой стороны неизвестно.

Иконостас при главном престоле церкви деревянный с резьбою, по гладким местам окрашенный зеленою краскою, а резьба, карнизы и рамки образов вызолочены, четыремя резными вызолоченными около местных образов колоннами на таковых же тумбах с несколькими резными же вызолоченными полуколоннами, в три яруса, в которых иконы все живописные, сделан вместе с церковью иждивением Г-на Николая Даниловича Козлова.

… На правом клиросе в резной вызолоченной киоте за стеклом икона Богоматери Смоленской, шитая бисером с серебренном безпробным с подвесками серьгами, длиною в ½ арш., шириною в 4 вершков.

Пред оною иконою для поставления свеч небольшие медные посеребренные шандалами и тремя цепочками лампада, весу в ней ¾  фунта. Икона богоматери и лампада пожертвованы белорусской дворянкой Матреною Федоровою.

Под оною иконою Покрова Богоматери, в деревянном выкрашенном зеленою краскою киоте со стеклом, длиною 7 вершков, шириною 6 вершков, пожертвован тою же Дворянкою.

На правом клиросе на стене икона Богоматери Тихвинския, иконного письма, с серебряным безпробным венцем весом 1 фунт 12 ½ золот., со ст ризами и белыми бусами, длиною 1 арш. 3 верш., шириною 1 аршин; пожертвован Госпожою Марьею Григорьевою Хотенцовою.

… За клиросом на стене Икона Преподобного Нила Столобенского Чудотворца, иконного письма, в киоте красного дерева со стеклом, длиною 1 арш. 6 верш., шириною 1 арш. 3 вершка; пожертвована Госпожою Марьею Афанасьевою Козловою.

… На левом клиросе икона резных Святых без подписей отделан разноцветною фольгою и по местам бусами, на нём весят два серебряных позолоченных кольца, в киоте резном позолоченном, длиною 6 ½ верш., шириною 3 ½ вершков; пожертвована белорусской дворянкой Матреною Федоровою.

… Икона Николая Чудотворца  в окладе медном посеребренном, весом 72 золотников, в киоте окрашенном зеленою краскою, со стеклом, длиною 5 ½ верш., шириною 5 вершков, пожертвована дворовою девкою Феодосиею Филипповою.

… Икона Богоматери Всем Скорбящим Радость в окладе медном посеребренном, весом 50 золотн., длиною 5 12 верш., шириною 5 вершков, пожертвована дворовою девкою Феодосиею Филипповою.

На левом же клиросе на стене икона Святителя Димитрия Ростовского Чудотворца, иконного письма, в деревянном киоте, окрашенном белою краскою, со стеклом, длиною 1 ½ аршина, шириною 1 ¼ арш., пожертвована Госпожою Марьею Афанасьевою Козловою.

… За клиросом на стене икона Святителя Николая Чудотворца, Игнатия Богоносца, Нила Столобенского, живописная, в киоте окрашенном красною краскою, со стеклом, длиною 13 вершков, шириною 11 вершков, пожертвована дворовым человеком Игнатием Трофимовым.

… При престоле придел с правой стороны иконостас деревянный, столярной работы, по гладким местам окрашенный зеленою краскою, а резьба, карнизы и рамки образов вызолочены, в два яруса, в котором иконы все живописные, сделан вместе с приделом иждивением Господина Абрама Петрова Корнилова.

… На правом клиросе на стене икона Богоматери Казанской, в медном посеребренном окладе, в киоте окрашенном зеленою краскою, со стеклом, в длину 8 вершков,  в ширину 6 вершков; пожертвован сельца Петрищева дворовою девкою Прасковею Андреевою.

… При Престоле придела с левой стороны иконостас деревянный, столярный, гладкий, окрашенный белою краскою, рамки образов и карнизы вызолочены, в 2 яруса, в котором иконы все живописные, обновлен  иждивением Господина Александра Дмитриева Козлова.

… На левом клиросе икона многих святых  в киоте со стеклом, длиною 9 вершков, шириною 7 вершков, пожертвована дворовою девкою Феодосиею Филипповой.

… Над входом в паперти снаружи в киоте со стеклом с резными колоннами, окрашенным разными красками, образа Обновления Храма Воскресения Христова, в длину 10 вершков, в ширину 8 вершков, пожертвован Дворовым человеком Дмитрием Амвросиевым.

… Риза парчовая по белой земле, а по местам желтая и зеленая, под бархат с фиолетовыми цветочками, по оплечью и полям обложена позолоченным Гасом, крест и Звезда на ней шитые по карме золотом, на подкладке коленкоровой зеленой. Она с  прочими принадлежностями, как то Епитрахильи и поручами; пожертвована в 1843 году Помещиком Александром Корниловым.

Риза парчовая по белой земле с выкладкою красного, а по местам  голубого шелка, по оплечь и по полям обложена позолоченным Гасом, Крест и Звезда на ней шитые по карме золотом, на подкладке коленкоровой вишневого цвета. Она с принадлежностями к ней Епитрахилью и поручами; пожертвована Помещиком Александром Козловым.

Риза парчовая белая, по оплечью и полям обложена позолоченным Гасом, Крест и Звезда на ней шитые по карме серебром, на подкладке коленкоровой кофейного цвета; Пожертвована помещицею Анною Александровою Козловою.

Риза парчовая белая с цветами из разного шелка, оплечье желтой парчи с цветами из разного шелка, а по полю обложена желтою материю с золотою насыпью; Крест и Звезда на ней желтой парчи, на подкладке холщевой окрашенной. Пожертвована  Помещиком Абрамом Корниловым.

Риза черного бархата, по оплечью и полям обложена посеребренным Гасом, Крест и Звезда на ней того же Гаса, на подкладке коленкоровой черной; пожертвована с принадлежностями к ней Епитрахилью, поясом и поручами помещиком Алексеем Корниловым.

Риза парчовая вишневого цвета, оплечье и пояс красной парчи и обложены посеребренным Гасом, Крест и Звезда на ней того же Гаса, на подкладке коленкоровой голубой; пожертвована помещицею Евдокию Борисовой.

Подризники.

Подризник шелковой желтой клетками, по оплечью и подолу обложен позолоченным Гасом, на нем Крест из того же Гаса, на подкладке коленкоровой голубой; пожертвована помещиком Александром Козловым.

Епитрахили.

…  Епитрахиль парчовая по белой земле желтая, а по местам зеленая, по краям обложена позолоченным Гасом, Крестов на ней четыре из того же Гаса, на подкладке коленкоровой зеленой; принадлежит к ризе № 1, пожертвована помещиком Александром  Корниловым.

Епитрахиль парчовая по белой земле, желтая и по местам зеленая под бархатом по краям обложена позолоченным Гасом, Крестов на ней четыре из таково же Гаса, на подкладке коленкоровой зеленой, принадлежит к ризе № 2; пожертвована помещиком Александром Корниловым.

Епитрахиль парчовая по белой земле с выкладкою красного и по местам голубого шелка, обложена по краям посеребренным Гасом, крестов на ней четыре из таково же Гаса, на подкладке коленкоровой голубой, принадлежит к ризе под № 3; пожертвована помещиком Александром Козловым.

Епитрахиль из одной парчи с Епитрахилью под № 3, по краям обложена посеребренным Гасом, Крестов на ней четаре таокво же Гаса, на подкладке коленкоровой голубой, принадлежит к ризе под № 6; пожертвована помещиком Александром Козловым.

Епитрахиль бархатная темно-зеленого цвета, по краям обложена позолоченным Гасом, крестов на ней четыре из таково же Гаса, на подкладке коленкоровой черной, принадлежит к ризе под № 4; пожертвована с двумя парами поручей… помещицею Софией Козловой.

Епитрахиль бархатная черного цвета по краям обложена посеребренным Гасом, на ней крестов четыре из таково же Гаса, на подкладке коленкоровой черного цвета, принадлежит к ризе под № 5; пожертвована с ризою помещиком Алексеем Корниловым.

Пояс белый шитый по канве цветами из разного шелка, на нем крест золотого Гаса, на подкладке коленкоровой фиолетовой, пожертвована Помещицею Любовию Бабинской.

Пояс красный, шитый по канве в цветами из разного шелка с серебреною застежкою, на коей изображение Св. И Чудотворца Николая, на подкладке коленкоровой черного цвета; пожертвована Помещицею Любовию Бабинской.

Тоже из Гирнаперовой разноцветной ленты с крестом позолоченного Гаса, на подкладке черного коленкора; пожертвован помещицею Софиею Козловой.

Тоже атласный малинного цвета, с крестом из позолоченного Гаса, на подкладке черного коленкора; пожертвована Госпожою Софиею Козловой.

… Стихарь парчовый по белой земле, желтый, а по местам зеленый под бархат с фиолетовыми цветами, по оплечью, рукавом и подолу обложен позолоченным Гасом, с крестом, шитым по карме золотом, на подкладке коленкоровой зеленой, принадлежит к ризе одноматерчатой под № 1; пожертвован помещиком Александром Корниловым.

Стихарь парчовый по белой земле с выкладкою красного а по местам голубого шелка по оплечью, рукавом и подолу обложен позолоченным Гасом, с крестом шитым по карме золотом, на подкладке коленкоровой, вишневой; принадлежит к ризе одноматерчатой под № 2; пожертвован помещиком Александром Козловым.

Стихарь парчовый белый по оплечью, рукавом и подолу обложен позолоченным Гасом, с крестом из того же Гаса, на подкладке коленкоровой кофейного цвета, принадлежит к ризе одноматерчатой под № 3; пожертвован помещицею Анною Козловою.

Стихарь парчовый, белый с цветами из разного шелка,  оплечье желтой парчи с цветами разного шелка, рукава и подол обложены желтою материею с золотою насыпью, с крестом из желтой парчи, на подкладке холщевой окрашенной, принадлежит к ризе одноматерчатой под № 4; пожертвован помещиком Абрамом Корниловым.

Стихарь черного бархата по оплечью рукавом и подолу обложен посеребренным Гасом, с крестом таково же Гаса, на подкладке коленкоровой черный, принадлежит к ризе одноматерчатой под № 5; пожертвован помещиком Алексеем Корниловым.

Стихарь парчовый вишневого цвета, оплечье красной парчи, рукава и подол обложены красною парчою с крестом из посеребренного Гаса, на подкладке коленкоровой голубой, принадлежит к ризе одноматерчатой под № 6; пожертвован помещицею Евдокиею Борисовой.

Орарь парчовый по белой земле желтый и по цветам зеленый под бархат, по краям обложен позолоченным Гасом, на нем крестов семь из таково же Гаса; на подкладке коленкоровой зеленой, принадлежит к Стихарю под № 1;  пожертвован помещицею Евдокиею Борисовой.

Орарь шелковый красный с мишурными цветами полосами, концы обложены посеребренном бархатною, на нем крестов пять из серебреного Гаса, на подкладке коленкоровой розовой, принадлежит к Стихарю под № 4; пожертвован помещиком Николаем Корниловым.

Орарь бархатновый черный в круге обложен посеребренным Гасом, на нем крестов семь из таково же Гаса на подкладке коленкоровой черной, принадлежит к Стихарю под № 5;  пожертвован помещиком Николаем Корниловым»[29].  

Среди меценатов сельской ряснинской Воскресенской церкви мы видим местных дворян: Корниловых, Козловых, Борисовых. Здесь, конечно же, выделяется дворянский род Корниловых, внесших большой вклад в военную историю России, а также оставивших заметный след на общественном и гражданском поприще. Например, Алексей Михайлович Корнилов (1760-1843) — родоначальник династии русских флотоводцев Корниловых, владелец сельца Ивановское Ряснинской волости Старицкого уезда с 90 ревизскими душами. Окончил Морской кадетский кор­пус. Почти три десятилетия прослужил на флоте. Во время войны со Швецией (1788-1790) командовал фрегатом и отличился в сра­жении у Красной Горки, за что был награж­ден орденом Св. Георгия 4 степени. Был лично извес­тен Павлу I и Александру I, последний на­значил его губернатором в Иркутск, затем в Тобольск. Корнилов закончил службу сенатором, тайным советником, поселившись в своем родовом имении Ивановском Старицкого уезда Ряснинской волости. Не чуждался литера­турных занятий, автор книг: «Сигналы, по­средством коих производятся тактические действия гребного флота» (СПб, 1800) и «За­мечание о Сибири сенатора Корнилова» (СПб, 1828). Своим детям Владимиру и Александру дал прекрасное образование. Похоро­нен в селе Рясня Старицкого уезда[30].

В Государственном архиве Тверской области имеется дело о завещанных 1000 рублей Софьей Дмитриевной Корниловой для церкви села Рясни[31].

В ноябре 1869 года в Москве скончалась вдова Тайного Советника Софья Дмитриевна Корнилова, урождённая графиня Толстая, которая оставила духовное завещание, составленное 2-го ноября 1867 года и засвидетельствованное 9-го ноября, крепостным порядком в бывшей Московской Палате Уголовного и Гражданского Суда. По завещанию этому покойная Корнилова назначила душеприказчиками тайных советников — статс-секретаря Фёдора Петрова Корнилова и Фёдора Тимофеевича Фан-дер Флинта. Именно они и представили в Тверскую духовную консисторию текст завещания:

«1. Передать на вечное поминовение Александра и Софии в Тверскую Духовную Консисторию в пользу Церковного причта Старицкого уезда села Рясни, где похоронены, как завещательница Софья Дмитриевна так и муж ея, Тайный Советник, Сенатор Александр Алексеевич Корниловы, тысячу руб. сер. С тем, чтобы причт села Рясни получал с означенной суммы ежегодно одни проценты, не трогая капитала, который должен оставаться навсегда неприкосновенным.

2. Из числа оставшихся по смерти завещательницы Св. Икон, две Иконы Спасителя, в серебряных, позолоченных ризах, и одну Икону – Нерукотворного Спаса, живописную, в деревянном киоте, поставить в Церкви помянутого села Рясни.

Получив ныне из московского окружного Суда завещание покойной Софьи Дмитриевны Корниловой, мы, в исполнении воли ея, препровождая при сем завещанные в пользу причта сел Рясни тысячу руб. сер. Для передачи этих денег по принадлежности помянутому причту, с соблюдением изъясненного выше условия завещательницы, — долгом считаем присовокупить, что передачу в церковь села Рясни помянутых выше трёх Св. икон, мы вместе с сим поручили Духовному отцу покойной Софьи Дмитриевны Корниловой Протоиерею Симеоновской церкви, что на Поварской (в Москве) Церкви Алексею Ивановичу Соколову, у которого те Иконы поныне хранятся, и уведомили об этом Господина Обер Прокурора Святейшего Правительствующего Синода.

Извещая обо всем этом Тверскую духовную Консисторию, для надлежащего с ея стороны, в чем следует, исполнения, мы покорнейше просим Консисторию уведомить нас, как о получении денег 1000 рублей, так и о распоряжении, какое сделано будет ныне Консисториею по сему предмету; каковое уведомление просим прислать на имя из нас Душеприказчика Статс-секретаря Фёдора Петровича Корнилова, по показанному ниже адресу его»[32]

Тверской прокурор (подпись неразборчива – А.Ш.) уведомлял Тверскую консисторию, что «душеприказчики по завещанию Корниловой, Тайные Советники Фёдор Петрович Корнилов и Фёдор Тимофеевич Фен-дер-Флинт, жительство имеют:  1-й в С. Петербурге, Литейной части, 2-го участка, на углу Итальянской и Надеждинской улице, в доме Буткевича и 2-й в С. Петербурге, Литейной части, 3-го участка, по Сергиевской улице, в доме Фадеева»[33].

После необходимых процедур деньги были переданы церковному сельскому притчу села Рясни 10 июля, о чём они доложили в вышестоящие органы: «мы нижеподписавшиеся села Рясни Священник, Дьячек и Пономарь по Завещанию Г. Корниловою деньги тысячу рублей (1000) от Благочинного села Мологина Священника Петра Смоленского получили для внесения оных денег в кредитное установление для получения с оных денег процентов не трогая капитала, который должен оставаться навсегда неприкосновенным, в чем подписом своим и удостоверяем Старицкого уезда села Рясни Священник Петр Николаев Никольский. Дьячек Арсений Шевелев. Пономарь Владимир Зверев»[34].  

Таким образом, уже не живя в Рясне Корниловы оказывали посильную помощь Воскресенской церкви села Рясни.

Несколько слов хотелось бы сказать об Александре Алексеевиче Корнилове (1801 — 1856), который учился в Царскосельском лицее вместе с будущим светочем русской поэзии Александром Сергеевичем Пушкиным. Затем стал прапор­щиком лейб-гвардии. Московского полка. Во время русско-турецкой войны 1828 года А. А. Корнилов отличился при взятии крепости Варна в Болгарии и был награжден орденом. После выхода А. А. Корнилова в отставку в 1832 году он получил чин действительного статского советника и стал обер-прокурором в Сенате. В 1834-1835 годах состоял в должности киевского губернатора, затем был губернатором в Вятке, потом в Тамбове. В 1843 году А. А. Корнилов был назначен членом консультации при Министерстве юстиции и исполнял должность обер-прокурора Межевого департамента Правительствующего Сената. В 1848 году он стал тайным советником и сенатором. Как мы уже знаем А. А. Корнилов был женат на графине Софье Дмитриевне Толстой. Не имея своих детей, они заботились о детях брата Владимира Алексеевича Корнилова – величайшего русского флотоводца, вице-адмирала флота, героя обороны Севастополя. Александр Алексеевич Корнилов имел награды: орден Св. Анны с алмазными украшениями, орден Св. Анны 3-й степени, медаль за Турецкую войну, орден Св. Станислава 1-й степени, орден Св. Владимира 2-й степени. А. А. Корнилов умер 5 августа 1856 года и был погребен в селе Рясня Старицкого уезда Тверской губернии, где покоится прах его отца и матери[35].

К началу XX века церковный капитал села Рясни составлял: «билетными 2832 руб. 32 коп., наличными 23 руб. 75 коп». Церковной земли было: усадебной 2 десятины 420 кв. сажени, пахотной в двух полях 13 десятин 1677 кв. сажени и в третьем отдельном поле –  21 десятина 1780 кв. сажени. По штату Воскресенской церкви находились: священник, диакон и псаломщик. Священник Николай Иванович Рязанцев – 29 лет, окончил духовную семинарию, священник с 1900 года. Диакон Виталий Семёнович Лебедев – 21 года, окончил первый класс духовной семинарии, в службе с 1894 года, диакон с 1900 года. Псаломщик Николай Иванович Сменковский  38 лет, окончил низшее отделение духовного училища, в должности с 1881 года. Приход Воскресенской церкви села Рясни состоял из  20 населенных пунктов — села Рясни и деревень: Храпыни, Рылово, Волочагино, Борисцево, Пусторадиха, Дворцы, Ялыгино, Степанково, Стренево, Девонисово, Холмец, Сетки, Глазуны, Минино, Бояково, Грешнево, Михалково, Любино, Гудково, в которых было 492 двора численностью 2799 человек[36].

Это и явилось тем, что в 1901 году на имя Архиепископа Тверского и Кашинского Димитрия пришло прошения от причта, церковного старосты и прихожан села Рясни Старицкого уезда, в котором они просили разрешение о расширении приходской церкви, так как «храм наш очень тесен, так что в праздничные дни не вмещает молящихся; кроме того, крайне неудобен, ибо присутствующим при богослужении приходится помещаться в двух приделах, почему большая половина их даже не слышит не только возгласов священника, но и церковного пения»[37].

К прошению представлялся уже разработанный план и подробнейшие списки тех, кто будет нести ответственность работ и за расходование денег: «Работы будут произведены хозяйственным способом под наблюдением строительной комиссии, в члены коей избираем крестьян: дер. Ялыгина Михаила Иванова Гусева, дер. Стренево Николая Иванова Гусева, дер. Минина Алексея Сергеева Асташева под председательством личного почетного гражданина Фёдора Петрова Эммауского; кандидатами к ним крестьян: дер. Рылова Ивана Варсистова, дер. Степанихи Михаила Кузьмина и дер. Девонисова Федора Яковлева, каковую комиссию почтительнейше просим Ваше Высокопреосвященство утвердить. При чем имеем честь доложить, что на указанный ремонт собрано добровольных пожертвований от разных лиц Михаилом Ивановым Гусевым 130 рублей, Николаем Ивановым Гусевым 120 рублей, Фёдором Эммаусским 94 рубля и им же по приговору прихожан 144 рубля, и кроме того Михаил и Николай Гусевы жертвуют от себя по 500 рублей – всего собрано одна тысяча четыреста восемьдесят восемь (1488) рублей. На тот же предмет мы, прихожане, обязуемся в течение 6 лет уплачивать с каждого лица мужского пола в возрасте от 17 до 60 лет по 50 коп., о чем и представляется при сем наш приговор. Денег при церкви имеется билетами 2838 рублей 32 копейки и наличными 1 рубль 20 копеек. В случае недостатка собранных денег покорнейше просим Ваше Высокопреосвященство употребить дозволить нам на означенный предмет из церковных сумм 2500 рублей»[38].

Ответственным техником, принявшим на себя обязанность по наблюдению за работами по распространению церкви в селе Рясне Старицкого уезда, стал Тверской губернский архитектор В. И. Назарин[39].

Также была утверждена смета распространения церкви, «длина придела 5 саж., ширина 4 сажени; длина средней части 4,66 саж, ширина 4 сажени, а потому распространенная часть церкви равняется … 54,64 кв. сажени или вместительность ея на … 877 человек…»[40].

28 февраля 1901 года указом Тверской духовной консистории за № 2444 было получено разрешение на распространение  приходской церкви села Рясни[41].

Перестройка сельского храма продолжалась до 1903 года, когда наблюдающий за ее работами губернский архитектор Назарин выяснил, что сделанный кирпич «для кладки полуциркулярных сводов не может быть допущен, как не вполне прочный», и поэтому просил Тверское губернское правление по строительному отделению «изменить часть проекта разрешения, то есть, дозволить нам заменить кирпично-полуциркулярные своды цементно-бетонными, тоже полуциркулярными»[42].

Таким образом, работы были приостановлены. Созданная комиссия из наличного состава техников строительного отделения специально выезжала в село Рясню, и на месте рассмотрев новый проект распространения храма, вынесла вердикт о том, что «препятствий  к замене кирпичных сводов цементными не встречается. При устройстве сводов должны быть применены следующие технические приемы: 1) своды должны быть устроены по системе «Монье» из цементного раствора на прочном каркасе. Толщина их в рамке должна быть три дюйма и к опорам увеличивать до пяти дюймов; толщина распалубок – три дюйма; 2) при составе цементного раствора следует брать на три части чистого речного средней величины песка одну часть портландского цемента; 3) проволочная сетка должна быть следующего устройства: толщина проволоки по ребрам (направляющим) 1/3 дюйма, по производящим ¼ дюйма, перпендиклярном  к ни 1/6 дюйма. – Расстояние между проволоками по производящим 2 вершка, перпендикулярные к ним 3 вершка. При всех пересечениях перевязать стекольной проволокой. – Все материалы должны быть самого лучшего качества и работы должны быть произведены с особой тщательностью…»[43].

  30 ноября 1903 года губернский инженер Кошелев, осмотрев в присутствии церковного причта законченные работы по распространению Воскресенской церкви села Рясни, составил акт, в котором, в частности, было написано: «…все работы произведены правильно, прочно, из материалов надлежащего качества  во всем согласно с проектом утвержденным по протоколу Строительного Отделения тверского губернского Правления от 2 февраля 1901 года за № 22 и отношению того же Губернского Правления о неимения препятствий к замене кирпичных сводов цементными за исключением вновь устроенных алтарей, которые проектированы совершенно отдельно от существующего алтаря в натуре же все три алтаря устроены в связи между собою. Отступление это  не может иметь влияния на прочность сооружения, так что с технической стороны не встречается препятствий к освящению вновь устроенных пристроек и совершения в них богослужения…»[44].

Освящение храма состоялось в декабре 1903 года. Надо сказать, что роспись в главной церкви произвел ряснинский живописец П. П. Зуев, а в теплых приделах – Богоявленском и Никольском – старицкий живописец Иван Иванович Масленников[45].

Вся перестройка Воскресенской церкви села Рясни была произведена за счёт прихожан. Наиболее отличившиеся из них получили архиерейские грамоты. Так, в 1902 году было преподано архипастырское благословение потомственной дворянке Наталье Волоховой, «за пожертвование в церковь села Рясни Старицкого уезда 100 рублей на расширение приходского храма», и личному потомственному гражданину Фёдору Эммаускому, «за пожертвование 40 куб. сажень дров на обжигу кирпича для той церкви»[46].

Несколько слов хотелось бы сказать о протоиерее ряснинской церкви Николае Ивановиче Рязанцеве, который ещё 15 декабря 1900 года был рукоположен в сан священника к Воскресенскому храму. До священнической службы он в 1896 году окончил Тверскую духовную семинарию[47], и работал учителем Неверовской церковно-приходской школы Старицкого уезда[48]. К этому времени Николай Рязанцев женился на дочери священника села Рясни Петра Николаевича Никольского Клавдии Петровне[49].   Ко дню Св. Пасхи 15 марта 1906 года священник Николай Рязанцев был награждён набедренником[50].

В 1907 году приводится список старицких священнослужителей, имеющих право участия  в выборах в Государственную Думу, в котором указана информация о количестве десятин земли, принадлежащая каждому священнику. Так, священнику Воскресенской церкви села Рясни Николаю Ивановичу Рязанцеву принадлежало 36 десятин земли[51], а за штатом престарелому протоирею Петру Николаевичу Никольскому – 63 ½ десятин земли[52].

13 ноября 1914 года после тяжёлой болезни на 42 году скончался протоиерей церкви села Рясни Николай Иванович Рязанцев[53]. Похоронен он был  церковной ограде Воскресенского храма.

В конце 1914 года в сельскую ряснинскую церковь прибыл для служения новый священник – Андрей Никольский. Жизнь в селе шла своим чередом: крестьяне обрабатывали землю, а в свободное время занимались столярным ремеслом; дети ходили в местное сельское земское одноклассное училище, сроком обучения 4 года. В училище училось свыше 150 детей. До 1917 года в селе Рясне устраивались базары «каждый праздничный и воскресный день, а особенно 13 сентября, торговцы мелочных лавок съезжались на площадь к церкви и продавали при­хожанам сельдь, кренделя, лакомства, дранчатые корзины, лопаты и вед­ра»[54].

История, к сожалению, движется не только благими порывами, и как ни призывали патриоты России русский народ к прозрению, революция все-таки разразилась. Размеренная жизнь города Старицы и Старицкого уезда была нарушена. Постепенно были закрыты почти все городские и сельские храмы. Сегодня, осмысляя историю, мы понимаем: трагедия России кроется, прежде всего в разрушении нравственных начал общественной жизни. Там, где пустеют храмы, пустеют и души.

В 20-30 годы XX столетия Воскресенская церковь была разграблена, крестный час колоколов пришелся на 1928-1929 годы. Именно в это время на церковь, ее институты, священнослужителей обрушилась волна репрессий, началась массовая ломка храмов.

По воспоминаниям старожилов села Рясни последним священнослужителем сельского храма был Андрей Петрович Никольский, награждённый в 1918 году наперсным крестом[55]. В 1936 году о. Андрей был арестован, а в 1937 году по приговору тройки – расстрелян. Воскресенская церковь открывалась только по большим церковным праздникам. Народ собирался не только местный, но и с других бывших приходов: Луковникова, Бабина, Орешки. Службу проводил бывший псаломщик Герман Степанович Сменковский, который к тому преподавал в местной школе математику, и в его обязанности входила охрана приходского храма.

В годы Великой Отечественной войны во время оккупации села немцами сельская церковь не пострадала. Смертельная рана была нанесена ей сразу же после освобождения Красной Армией села Рясни. Приведем два документа, которые рассказывают об уничтожении храма.

«Председателю Луковниковского Райсовета.

Для выполнения спецзадания на Л. поле 769 Б 170 прошу разрешить:

1. Разобрать разрушенные и сгоревшие печи и домовые трубы сожженных в селе Луковникове домов и вывести полученную щебенку.

2. Предоставить (передать) нам для разборки церковь села Рясня и вывезти щебенку.

3. Отпустить из Районного управления милиции тол на необходимые при разломке церкви взрывных работ.

Заместитель Главного инженерного объекта 769   —  Н.Колосов».

«Решение Исполнительного Комитета Луковниковского Районного Совета Депутатов Трудящихся

от 12-го марта 1942 года.

Ходатайство в/ч 769 БАО о передаче в их распоряжение гравийных и кирпичных отходов, находящихся у сгоревших коммунальных зданий и Ряснинской церкви.

Рассмотрев ходатайство в/ч 769 БАО, исполком Райсовета Решил:

1. Разрешить в/ч 769 БАО разобрать здание Ряснинской церкви и все отходы после укладки пригодного кирпича употребить на необходимые нужды…

3. Поручить командованию 769 БАО установить контроль за разборкой и вывозкой указанного материала, не допуская случаев разбазаривания и уничтожения ценных строительных материалов.

Председатель Исполнительного Райсовета – Карцев.

Секретарь Исполнительного Райсовета – Беляев»[56].

А в деревни, которые входили в приход уничтоженной ряснинской церкви, ещё долго будут приходить «похоронки» с фронта, но уже негде будет поставить свечку матерям и вдовам за помин души «убиенного раба Божия…, павшего в боях за свободу и независимость нашей Родины…» Негде было успокоить душу людям, потерявшим на фронте своих близких… Свыше 1000 лучших своих отцов и матерей, сыновей и дочерей послал Ряснинский сельский совет на защиту Отечества. Только более 100 из них вернулись с войны. На самом взлёте оборвалась жизнь многих 18-19-летних ребят – за нас, за счастье ныне живущих, за будущих наших детей, внуков и правнуков…

Взорванная ряснинская церковь была центром духовной и культурной жизни для селян. Здесь десятки тысяч прихожан были крещены, венчаны, отпеты… Здесь на ступеньках перед храмом, осеняя себя крестным знамением и творя молитву, входили в церковь великие предки династии Корниловых – герой Обороны Севастополя, выдающийся флотоводец, вице-адмирал Владимир Алексеевич, его брат – Александр Алексеевич – отличившийся особо на гражданской службе, их отец – Алексей Михайлович – известный флотоводец, сенатор и писатель. Дворянин Измайлов, положивший начало народного образования в крае, построив у себя в имении школу учителей, прославился на земском поприще. «Цветок в пусты­не, соловей в дичи лесной», по словам великого русского поэта А. С. Пушкина – Мария Васильевна Борисова, упоминавшая в «Капитанской дочке» как прототип Маши Мироновой.Дворянин-землевладелец имения Павлушково Ряснинской волостиФёдор Петрович Эммаунский,ставший Почётным гражданином города Старицы и многие, многие другие.

А сколько простых русских людей, входили вместе с другими, такими же крестьянами – опорой сельского хозяйства Отечества.

С разрушением Воскресенской церкви оборвались не только  вековые духовные традиции ряснинских селян, но была растоптана и разрушена вековая память предков.

В 1951 году по инициативе председателя исполкома Луковниковского райсовета В. П. Новаковича над оставшимися двумя надгробьями – тайного советника Александра Александровича Корнилова (1801-1856) и тайного советника Алексея Михайловича Корнилова (10 февраля 1763 – 10 апреля 1823), отца Севастопольского вице-адмирала Владимира Корнилова, был наведён надлежащий порядок: могилы были ограждены железными решётками. Но, спустя 15 лет, во время служебной командировки, будучи заведующим отделом трудовых ресурсов облисполкома Василия Павловича, он увидел следующую картину: «Исчезли металлические ограды, сделанные в Луковниковском МТС по распоряжению её директора тов. Романовского. Исчезли оба надгробия. Встреченные мною женщины из Рясни сказали, что, якобы эти плиты, как и многие другие камни из ограды кладбища «увезли шабашники» на тракторах в какие-то деревни, где использовали в качестве фундамента под строящиеся скотные дворы»[57].

Почему такое было отношение властей к знаменитому роду дворян Корниловых – ответ мы находим в статье «Честь флага, и честь нации…», в которой тогдашний директор Ряснинской школы Антонина Ивановна Бойкова, в частности, сказала корреспонденту областной газеты «Калининская правда»: «А потому, видимо, что над ним нависла тень контрреволюционера генерала Лавра Корнилова. Меня в прошлые годы и в райкоме партии спрашивали: мол, не родственник ли ему? Нет, однофамилец»[58].

Только после волны критики на страницах газет в адрес местных властей, на месте двух надгробий знаменитому роду Корниловых вновь появилась металлическая ограда, и даже, как написала газета «Верный путь»: «По ходатайству ветеранов войны и труда и членов клуба «Краевед» исполком городского Совета народных депутатов решил вопрос об увековечении памяти уроженца Старицкого района вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова. С этой целью принято решение о переименовании переулка Советского в г. Старице в улицу имени вице-адмирала Корнилова В. А.»[59]. Но вот только последнее решение так и осталось на бумаге.

22 ноября 1996 года на месте разрушенной церкви была построена часовня во имя Воскресения Христова. Строили часовню по инициативе сельчан и на средства их, колхоза, председателем которого тогда был Александр Яковлевич Волнухин, и местной администрации. Открытие часовни было приурочено к завершению торжеств по празднованию 300-летия Российского Флота на Тверской земле, которые в марте и начались отсюда же, села Рясни. В этот день впервые древнюю ряснинскую землю посетил В. Д. Корнилов – потомок славной дворянской династии, давшей Отчизне целую плеяду знаменитостей.

Настоятель Берновской Успенской церкви протоиерей Вадим провёл молебен в честь всех воинов, павших за Веру и Отечество. Потом состоялся самый торжественный момент – это установление Креста на часовне.

Только после открытия часовни, в Рясне начались разворачиваться события, которые уже способствуют возрождению духовной, нравственной и патриотической жизни села. Вот только небольшой перечень славных дел:

— 1996 год. Ряснинской школе присвоено имя вице-адмирала В. А. Корнилова;

— 2005 год. На базе ряснинской школы имени вице-адмирала В. А. Корнилова ежегодно проводятся корниловские краеведческие чтения;

—  2006 год. Открыта памятная плита вице-адмиралу В. А. Корнилову от благодарных земляков;

— 2007 год. Основан Георгиевский отряд в школе имени вице-адмирала В. А. Корнилова;

— 2009 год. В Рясне открыт музей дворянского рода Корниловых;

— 2010 год. Близ усадьбы дворян Корниловых обустроены и освещены святые источники «Во имя отца, сына и святого духа».А также поставлен поклонный крест.

В 2012 году исполнилось 70 лет, как была взорвана Воскресенская церковь села Рясни. На месте её местным патриотом и энтузиастом Александром Яковлевичем Волнухиным установлен поклонный крест.

А районном городе Старице планируется открыть памятник нашему выдающемуся флотоводцу вице-адмиралу Корнилову.

Все эти события также произошли благодаря энтузиастам НП «Ассоциация Тверских землячеств» и патриоту Сергею Александровичу Спиридонову.

Ещё совсем недавно, каких-то 10 лет назад казалось, что история Воскресенской церкви села Рясни закончилась навсегда. Но всё возвращается на круги своя, и Православные святыни, монастыри, храмы и часовни, воскресшие из небытия, в нашем Отечестве вновь становятся тем, чем они были до великих потрясений начала XX века.

Приложение 1.

ЦЕРКОВЬ В ПАМЯТЬ ОБНОВЛЕНИЯ ХРАМА

ХРИСТА И БОГА НАШЕГО ВОСКРЕСЕНИЯ

СЕЛА РЯСНИ СТАРИЦКОГО УЕЗДА ТВЕРСКОЙ ГУБЕРНИИ

(Институт истории материальной культуры (Санкт-Петербург) – ИИМК. Ф. Р-III. № 6734. Д. 576).

Метрика для получения верных сведений о древне-православных храмов Божиих, зданий и художественных предметов. Анкеты рассылала Императорская археологическая комиссия в 1887 году.

«Церковь каменная, основана в 1780 г., как значится по клировым ведомостям. Построена тщанием прихожан, а главный мастер неизвестен.

Церковь основана на небольшой горе. Построена разносторонним крестом, одноэтажная. Алтарь с одним полукружием.

Длина церкви 13 саж. и 2 аршина; ширина – 14 аршин, а в трапезе с приделами 13 саж. и 1 аршин.

Церковь вся из кирпича, а фундамент из белого камня.

Карнизы сделаны из кирпича в виде поясков, выдающихся один над другим.

Кровля церкви шатровая на все скаты, из железа.

Фонарь на сводах глухой, который прямо устроен над сводами. На фонаре есть шея, вверху которой сделано в виде поясков несколько рядов из кирпича, выдающихся один над другим.

На церкви 5 глав: на восток – 2, на запад – 1, на север – 1 и одна на юг. Окрашена желтым…

Кресты на главах железные; на настоящей церкви 8-конечный, с короною наверху, а на приделах 4-конечные. На каждом кресте по 4 железных цепочки, спускающихся к главам. В главном алтаре три окна, в придельном с правой стороны два, в придельном с левой стороны – одно. Все окна в один свет. Под самой крышей в своде круглые отверстия. Окна  с дугообразными перемычки. Наличники из кирпича полуколоннами.

Дверей – 4; одна – при входе в паперть с западной стороны; вторая – при входе в церковь, двойная, снаружи железная; третья – с северной стороны и четвёртая – на южной, обе двойные, снаружи железные. Двери продолговатые, верх имеют полукруглый. Паперть только с западной стороны.

Внутри алтарь от храма отделяется стеною (каменной) с тремя пролётами, а в приделах деревянными иконостасами. В церкви два придела. Западный притвор – трапеза – устроен в виде палаты. Притвор отделяется от храма глухою стеною с пролётом. Своды устроены коробовые, покоящиеся на четырё стенах.

При входе на колокольню устроена в стене церкви каменная лестница длиною в 5 саж. В  южной стене главного алтаря устроена для помещения ризницы впадина.

Пол первоначально был каменный, но впоследствии на нём устроен деревянный.

В главном алтаре сень над престолом деревянная, резная. Верх из 4-х дуг, соединённых вместе, и на них корона и крест. Повешена 4-мя железными крюками на 4-х железных связях. Внутри сени изображение младенца вокруг ангелов и херувимов. Снаружи по углам в резных деревянных вызолоченных рамках изображения ангелов. Иконостас нового устройства с колоннами; сделан из дерева, резной. Резьба помещена на зелёном поле по серебру. Иконостас имеет три яруса. Царские двери резные. По обеим сторонам дверей столбцы, а вверху подзоры.

Амвон из дерева. Клиросы деревянные, резные, полукруглые; один с севера, другой у южной стороны.

Колокольня построена в 1780 г., каменная, 4-сторонняя. Всех колоколов пять. На большом колоколе весом в 40 пудов 18 фунтов надпись: «1787 года февраля 24 куплен колокол коллежским советником Абрамом Петровичем Корниловым в 29 пуд 13 фунтов, который небрежением расколот, а на место оного 1787 марта 5-го дня выменен  в 40 пуд18 фунтов».

Священник села Рясни Пётр Никольский, выпускник Тверской духовной семинарии, 59 лет, священствует 32 года.

Январь 1887 года».

ПРИМЕЧАНИЯ

[1] Крылов И. П. Достопримечательности в уезде. Вып. 2. Старица, 1916. С. 71.

[2] Татищев В. Н. Собрание сочинений: В 8-ми томах (5-ти книгах): Т. 5, 6. История Российская. Ч. третья. М., 1996. С. 88.

[3] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 198-199.

[4] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 199.

[5] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 199.

[6] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 199.

[7] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 199.

[8] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 199.

[9] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 199.

[10] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 200.

[11] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 200.

[12] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 200.

[13] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 200.

[14] Холмогоровы В. и Г. Материалы для истории, археологии и статистики церквей города Ржева и его уезда  городом Осташковым и его уездом. XVII и XVIII столетий. Тверь, 1894. С. 200-201.

[15] Государственный архив Тверской области (далее – ГАТО). Ф. 160. Оп. 14. Д. 2854. Л. 1.

[16] ГАТО. Ф. 473.Оп. 1. Д. 2149. Л. 1.

[17] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2854. Л. 1-1 об.

[18] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2854. Л. 1 об.

[19] ГАТО. Ф. 59. Оп. 1. Д. 89. Л. 14 об-15.

[20] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2862. Л. 1- 1об.

[21] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2862. Л. 2-2 об.

[22] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2862. Л. 2 об.

[23] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2862. Л. 6.

[24] Кузин С. С. Духовенство и сельские приходы Тверского уезда Тверской губернии в первой половине XIX в. //Провинциальное духовенство дореволюционной России: Сб. науч. ст.; Науч. ред. Т. Г. Леонтьева. Тверь, 2006. С. 54.

[25] Смолич И. Г. История Русской церкви. М., 1996. Кн. 8. С. 357, 361.

[26] Кузин С. С. Духовенство и сельские приходы Тверского уезда Тверской губернии в первой половине XIX в. //Провинциальное духовенство дореволюционной России: Сб. науч. ст.; Науч. ред. Т. Г. Леонтьева. Тверь, 2006; Он же. Духовенство и приходы города Твери и Тверского уезда. Клировые ведомости. 1801 год. Серия «Тверская епархия в прошлом и настоящем /Науч. ред. Т. Г. Леонтьева. Тверь, 2008. Вып. 1; Он же. Духовенство и приходы города Старицы и Старицкого уезда. 1828 год: Клировые ведомости. Серия: «Тверская епархия в прошлом и настоящем» /Науч. ред. Т. Г. Леонтьева. Тверь, 2009. Вып. 2; Он же. Монастыри и монашествующие Тверской епархии. Клировые ведомости: 1808, 1809, 1819 годы. Серия «Тверская епархия в прошлом и настоящем /Науч. ред. Т. Г. Леонтьева. Тверь, 2009. Вып. 3.

[27] Кузин С. С. Духовенство и приходы города Старицы и Старицкого уезда. 1828 год: Клировые ведомости /Тверской государственный университет, НИИЦ ЦИ и ПК им. В. В. Болотова. Ред. кол.: Т. Г. Леонтьева (отв. Ред. и др.). Тверь, 2009. С. 152-156.

[28] ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 32713. Л. 17-19 об.

[29] ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 19094. Л. 1 об., Л. 2-3, 6-6 об., 9 об.- 12 об., 15-15 об.,  19 об., 22-22 об., 37 об.-41, 43-45 об.

[30] См. подробнее об этом кн.: Волнухин А. Я. Род Корниловых на службе Отчеству. Старица, 2009. С. 5-6.

[31] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2883.

[32] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2883. Л. 3- 4.

[33] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2883. Л. 2.

[34] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2883. Л. 6.

[35] См. подробнее об этом кн.: Волнухин А. Я. Род Корниловых на службе Отчеству. Старица, 2009. С. 8-12.

[36] Добровольский И. Тверской Епархиальный статистический сборник. Тверь, 1901. С. 548.

[37] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2883-2. Л. 1.

[38] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2883-2. Л. 1-1 об.

[39] ГАТО. Ф. 160. Оп. 14. Д. 2883-2. Л. 14.

[40] ГАТО. Ф. 466. Оп. 1. Д. 83614. Л. 4 об.

[41] ГАТО. Ф. 466. Оп. 1. Д. 83626. Л. 9.

[42] ГАТО. Ф. 466. Оп. 1. Д. 83626. Л. 9.

[43] ГАТО. Ф. 466. Оп. 1. Д. 83626. Л. 12.

[44] ГАТО. Ф. 466. Оп. 1. Д. 83626. Л. 18-18 об.

[45] Крылов И. П. Достопримечательности в уезде. Вып. 2. Старица, 1916. С. 72.

[46] ТЕВ. № 7-8. 1-15 апреля 1902 года. Епархиальные распоряжения и известия. С. 179.

[47] ТЕВ. 1896. № 13. Ч. оф. С. 188.

[48] ТЕВ. № 24. 15 декабря 1900 года. Епархиальные распоряжения и известия. С. 669.

[49] Матисон А. В. Духовенство Тверской епархии XVIII – начала XX веков: Родословные росписи. Вып. 2. СПб., 2003. С. 129; ГАТО. Ф. 160. Оп. 1. Д. 16236. Л. 221 об.; 559 об., 561 об.

[50] ТЕВ. № 6. 15 марта 1906 года. С. 118.

[51] ГАТО. Ф. 105. Оп. 1. Д. 227. Л. 4.

[52] ГАТО. Ф. 105. Оп. 1. Д. 227. Л. 2-3.

[53] ТЕВ. № 47. 24 ноября 1914 года. С. 848-855.

[54] ГАТО. Ф. 800. Оп. 1. Д. 6949. Л. 27.

[55] Тверские епархиальные ведомости. № 13-18. 15 мая 1918 года. С. 14.

[56] Старицкий муниципальный архив Тверской области. Ф. 73. Оп. 1. Д. 3. Л. 53-54.

[57] Верный путь. 18 апреля 1989 года.

[58] Сидоров Ю. Честь флага, и честь нации… //Калининская правда. 7 января 1989 года.

[59] Имени Адмирала Корнилова //Верный путь. 30 мая 1989 года.


ИСТОЧНИК: Шитков А. В. Ряснинская церковь во имя Воскресения Христова. — Старица, 2012. — (Летопись храмов земли старицкой)

Наверх