Успения Пресвятой Богородицы церковь (Ново-Ивановское) — 1910-е года - Фонд св. Михаила Тверского
Вы читаете
Успения Пресвятой Богородицы церковь (Ново-Ивановское) — 1910-е года

Успения Пресвятой Богородицы церковь (Ново-Ивановское) — 1910-е года

+64
Посмотреть галерею

Историческая справка

История церкви сравнительно коротка по сравнению с историей большинства других храмов кимрской земли: она начинается во второй половине 19-го и заканчивается в первой половине 20 века.

В ноябре 1874 г. архиепископу Тверскому и Кашинскому Филофею от доверенных Стоянцевской волости Корчевского уезда (ныне Кимрский район): деревни Большое Сменово — Петра Васильева, Малое Сменово — Андрея Иванова, Максимцево — Василия Арсеньева — было направлено прошение, в котором говорилось, что «состоя в составе прихода церкви с. Стоянцы мы терпим великое затруднение в исполнение христианских обязанностей в связи с неудобством в сообщении и вследствие дальности расстояния … особенно весной и осенью — из-за низкой болотистой местности делается проезд к церкви почти невозможным»… В связи с этим представители прихожан ряда удаленных от Стоянцев деревень просили разрешения устроить при д. Большое Сменово новую деревянную церковь, которую смогли бы посещать жители ближайших к ней деревень: Большое Сменово, Незденово, Максимцево, Завидово, Михалкове, Якимовское, Малое Сменово, Офонино, Кобелево, Крячково, Трахово, Мартынцево. Крестьяне этих деревень на своем сходе 12 февраля 1876 г. обязались выделить землю для будущего храма и построить его за свой счет [1].

В январе 1875 г. Тверское губернское правление передало в духовную консисторию утвержденный строительным отделением проект деревянного храма в деревне Большое Сменово.

Предполагалось, что прихожан при новой церкви будет 1184 души мужского и 1319 душ женского пола.

В конце 1876 г. разрешение о строительстве церкви при д. Большое Сменово было получено.

А тем временем по этому вопросу разыгрались нешуточные баталии: начались разногласия между прихожанами и причтом Стоянцевского храма. Священник Стоянцевской церкви Иоанн Сорогожский был инициатором строительства в Большом Сменове новой церкви, о чем ходатайствовал епархиальному начальству — и небезуспешно; священник же Иосиф Полозов и диакон Иоанн Лисицын выступили против постройки новой церкви с присоединением к ней части жителей Стоянцевского прихода. Они также обращались за поддержкой своей версии к епархиальному начальству, местной власти и прихожанам.

Когда 17 декабря 1876 г. Иоанн Сорогожский (который в то время еще был священником в Стоянцевской церкви) зачитал указ тверского архиерея о строительстве новой церкви, среди прихожан поднялся настоящий «гвалт» — как сторонников, так и противников этого решения [2].

После долгих препирательств Иоанн Сорогожский переезжает в д. Большое Сменово, которая была переименована в село Ново-Ивановское (Ивановское) и возглавляет строительство новой церкви.

Это произошло в начале 1877 года, и вплоть до постройки деревянного храма Иоанн Сорогожский совершал богослужения и требы с помощью псаломщика Владимира Кревского, переведенного сюда также из Стоянцевского храма.

Уже в августе крестьяне, приписанные к будущему храму, пожелали возвести по новому плану более вместительную церковь. Тверской архиерей Алексий благословил своих чад на это начинание.

Наблюдение за постройкой церкви принял на себя архитектор Антон Жилинский [3]. В декабре того же года был решен вопрос и об отводе земли для приходского кладбища по соседству (в полуверсте) от с. Ново-Ивановского.

Строительство церкви временами приостанавливалось вследствие недостатка денежных средств. В связи с этим была выдана сборная книга для пожертвований.

Окончательно Успенская церковь с колокольней была построена в 1881 г. 25 января того же года главный престол был освящен во имя Успения Богородицы, правый — в честь Рождества Иоанна Предтечи, левый — Рождества Христова [4].

В 1879 г. псаломщиком в храме становится Алексей Успенский, в 1885 г. произведенный в диакона; тогда же псаломщиком стал Анатолий Шавров.

18 ноября 1893 г. здесь произошел из ряда вон выходящий случай. Тверскому архиерею Савве от местного благочинного, священника Троицкой церкви (ныне Троице-Кочки, что возле поселка Малое Василево) Александра Ершова поступило донесение (которое он, в свою очередь, получил от диакона Ивановского храма Алексея Успенского) о том, что 18 ноября, во время богослужения, в храм вошел обнаженный крестьянин Жаринов из д. Якимовское (Акимовское). Прихожане вывели последнего из храма и доставили в Стоянцевское волостное правление, а оттуда — по распоряжению судебного следователя — он был отправлен в острог уездного города Корчевы.

Об этом происшествии тверской владыка известил оберпрокурора Святейшего Синода Константина Победоносцева. Крестьянин просидел в остроге 2 месяца и был выпущен на свободу. Доктора, обследовавшие его, пришли к выводу, что Жаринов совершил свой проступок в припадке белой горячки [5].

Деревянная церковь за годы своего существования неоднократно украшалась и обновлялась. Так, в 1887 г. прихожане обратились к епархиальному начальству с просьбой о разрешении отлить новый колокол. В 1900 г. был приобретен дом Для псаломщика.

В декабре 1883 г. тверскому архиерею поступило письмодонос о «неправильной жизни» священника Иоанна Сорогожского, в котором содержалось множество различных обвинений; в частности, в том, что последний не крестил детей, привел в свой дом молодую кухарку (в это время он был вдовцом) и т.п. Архиерей приказал расследовать проступки Сорогожского священнику Владимиру Метлину из с. Рождественного Корчевского уезда. В январе 1884 г. Метлин допросил как самого священника, так и многих крестьян из приходских деревень, а также церковного старосту Никиту Сафронова. Иоанн Сорогожский показал, что крестит он всех младенцев без исключения, совершает все необходимые обряды, в том числе, погребения; во время его отсутствия за него это делает священник с. Новоселья Георгий Смирнов. Он также преподает Закон Божий в школах, что могут подтвердить учитель Федор Завьялов и попечитель училищ Михаил Смирнов; от прихожан получает только благодарности, а в доме у него живет только 18-летняя дочь. Мало того, его помнят и уважают бывшие прихожане с. Кимры и с. Стоянцы, где он ранее служил. В своем приходе он пытался приучить крестьян правильному, образцовому ведению сельского хозяйства, поставил вопрос о закрытии питейного заведения в с. Ивановском, а то, о чем сказано в доносе — ложь и клевета.

Прихожане в своих показаниях единодушно высказались в пользу священника; положительные отзывы были даны и волостным старшиной, а также псаломщиком Алексеем Успенским.

В тверской консистории дело священника Сорогожского было рассмотрено. В принятом постановлении утверждалось, что священник ни в чем не виноват — это был оговор. 3 апреля 1884 г. архиерей подписал заключение членов духовной консистории [6].

В 1901 г. в храме служили: священник Иоанн Сорогожский 60 лет, диакон Алексей Успенский 42 лет, псаломщик Аполлон Морозов 32 лет. Его прихожанами являлись жители села Ново-Ивановского и деревень: Афонино (Офонино), Крячково, Кобелево, Малое Сменово (Семеново), Якимовское (Акимовское), Мартынцево, Максимцево, Незденово, Завидово. Всего 1283 души мужского и 1318 — женского пола [7].

26 февраля 1902 года, на 63 году жизни, умер настоятель Успенского храма священник Иоанн Сорогожский.

Иоанн Васильевич Сорогожский родился в семье священника. В 1861 г. окончил Тверскую духовную семинарию. В том же году рукоположен в сан священника и определен в Покровский собор с. Кимры. В 1870 году — несколько месяцев безвозмездно исполнял должность больничного священника при Кимрской земской больнице.

11 января 1871 года, согласно прошения, перемещен в церковь с. Стоянцы Корчевского уезда (ныне Кимрский район). Одновременно являлся законоучителем Стоянцевского народного училища. Во время эпидемии холеры, безбоязненно исправлял христианские требы в своем приходе: отпевал и погребал умерших — в иные дни до 20 человек. В 1877 г. перемещен священником в строящийся храм с. Ново-Ивановского. Был учителем закона Божьего в местной сельской школе. Приего активном участии и была построена Успенская церковь, образован новый приход. Он намеревался возвести каменный храм, оформил для этого 240 десятин земли. В 1898 году, за 25 лет преподавания Закона Божьего в школах, награжден орденом св. Анны 3 ст.

Зимой 1902 г. он отправился в село Никольское на Сози к благочинному, священнику Иоанну Малыгину, за советом. Там с ним случился удар (паралич). 26 февраля Иоанн Сорогожский умер. При его отпевании в церкви — при большом стечении прихожан — присутствовали 8 священников, 3 диакона и 4 псаломщика [8].

15 марта 1902 г. новым священником храма был назначен Иоанн Суслов, перемещенный сюда из с. Стоянцы. В 1908 г. он по состоянию здоровья ушел в заштат.

В 1907 году псаломщиком становится Константин Алферьев, окончивший курс Тверского духовного училища.

7 сентября 1908 г. учитель Стоянцевской сельской школы Иоанн Никольский был рукоположен в сан священника и переведен в храм с. Ивановского [9].

7 ноября 1908 г. диаконом здесь становится Николай Преображенский.

19 октября 1909 года, в 3 часа дня, деревянная Успенская церковь из-за неисправности печи сгорела до основания. Церковное имущество и документы были спасены; сильно пострадали колокола [10]. На священника Иоанна Никольского выпала большая ответственность: совместно с прихожанами заняться восстановлением храма. С разрешения епархиального начальства в селе Старо-Никольском была куплена, а затем перевезена и поставлена на сваях в Ново-Ивановском деревянная церковь с иконостасом. Как писал журнал «Тверские епархиальные ведомости»: «18 февраля 1910 г. всего 4 месяца прошло с тех пор, как в с. Ивановском, среди бела дня сгорел, как свеча, деревянный храм, просуществовавший 40 лет. Удивительный факт, всего за 4 месяца после истребления огнем Успенского храма в Ново-Ивановском появился другой, купленный с иконостасом в с. Старо-Никольском. Вечером, 17 февраля, колокольный звон возвестил всем собравшимся о всенощном бдении»… На следующий день после литургии храм был освящен в честь Казанской иконы Божией Матери. Богослужения в нем совершали благочинный 4 округа, священник церкви с. Юрьево-Девичье Нил Предтеченский, настоятель новопостроенной церкви священник Иоанн Никольский с заштатным священником Арсением Сусловым и с причтом, священнослужители соседней Стоянцевской церкви Николай Синев, Владимир Лебедев, диакон Дмитрий Никольский [11].

В 1914 г. в Казанском храме служили: священник Иоанн Успенский 40 лет (скорее всего, однофамилец бывшего здешнего диакона Иоанна Успенского, который в 1908 г. был рукоположен в сан священника и переведен в храм с. Первитина Тверского уезда), диакон Николай Преображенский 40 лет (в Ивановском с 1908 г.), псаломщик Константин Алферьев 27 лет (служил здесь с 1907 г.) [12].

Икона священномученика Иоанна Никольского

В том же 1914 г. священник Иоанн Никольский был перемещен в Воскресенский храм с. Стоянцы, на место умершего священника Николая Синева. Там он прослужил до 1929 года, когда был осужден и выслан. После отбытия наказания жил и служил в других районах Калининской области. В 1937 г. был репрессирован. В 2000 г. Русской Православной Церковью причислен к лику святых новомучеников [13].

Появившийся в 1910 г. (после пожара 1909 г.) однопрестольный деревянный храм в честь Казанской иконы Богоматери, находящийся в связи с колокольней, имел 3-ярусный иконостас. В нижнем ярусе находились 6 больших икон, на последующих -18 образов без риз. Престол в алтаре был покрыт парчовым антиминсом. На горнем месте — образ Воскресения Христова, запрестольная икона Успения Божией Матери и пять икон — на стене. В храме серебряные, с позолотой, потиры, дискос, звездица, ковшичек, дароносицы… Три престольных Евангелия (большого формата, т.е. в лист), обложенные медными листами, одно Евангелие среднего формата (в 1/2 листа) и два малых для молебнов и хождения священников по приходу. Три серебряных напрестольных креста, два медных. 30 икон на стенах храма, 2 пары медных хоругвей, медная водосвятная чаша, медный кувшин для теплоты, 15 медных подсвечников, 3 деревянных аналоя, панихидный столик, медная купель, 6 полных облачений для священников, 5 облачений для диаконов. Большой колокол имел вес 307 пудов 20 фунтов, второй колокол весил 52 пуда 2 фунта; еще имелось 5 малых колоколов.

В 1910 г. был поднят вопрос о строительстве каменного храма. Начался сбор денежных средств, строительных материалов, леса, валунов, кирпича; решался также вопрос о возведении кирпичного завода и участии прихожан в строительстве храма.

В 1910 г. по проекту тверского архитектора В.И. Назарина, на средства прихожан с прибавлением церковной суммы, началось строительство кирпичного завода, а вслед за ним и храма. Епархиальным начальством был разрешен сбор денег в т.н. сборную книгу для пополнения средств, необходимых для строительства последнего.

28 сентября 1916 г. диаконом храма (после смерти Николая Преображенского) становится Николай Пешехонов [14].

В 1919 г. церковь была построена, однако пока без колокольни и внутреннего убранства и украшения, на которые не хватило ни строительных материалов, ни денег. Дальнейшее строительство было приостановлено.

В 1921 г. новым священником становится Иоанн Устинович Новоженов. Ему помогали диакон Николай Пешехонов и псаломщик Константин Алферьев.

4 июня 1919г. Стоянцевский волисполком (ВИК) передал действующий Казанский храм в ведение религиозной общины по договору с обязательством оплачивать налоги, страховки, а также достроить новую каменную церковь.

В 1922 г. состоялось изъятие из храма части серебряных богослужебных принадлежностей в фонд помощи голодающим Поволжья (подобное происходило по всей стране во всех церквях). Причт храма: священник, диакон и псаломщик — были лишены избирательных прав (как служители Церкви), обложены повышенными налогами.

Прихожане прилагали все силы для завершения строительства и открытия церкви. Так, в 1924 году, с разрешения местной власти (Стоянцевского волисполкома (ВИКа) на церкви был водружен крест и началось ее внутреннее обустройство. К 1929 г. все работы в основном были завершены. Богослужения все это время продолжались в старой деревянной Казанской церкви.

В 1929 г. в Кимрский райисполком (РИК) поступило заявление от религиозной общины Ивановской церкви с просьбой освятить каменную церковь. В прежней, деревянной церкви, продолжать богослужения было уже небезопасно из-за ветхости последней; к тому же она была слишком тесной. (В разрешении освятить храм Стоянцевский ВИК общине ранее уже отказывал). Кимрский РИК под держал отказ, ссылаясь на мнение большинства граждан и необходимость в помещениях для нужд сельскохозяйственного назначения. 21 мая того же, 1929 года, религиозная община направила свое заявление о разрешении освятить новый храм и начать в нем богослужения вышестоящей власти. Но и губисполком также отказал верующим.

Тем временем власти активизировали борьбу с религией.

Священник Иоанн Новоженов

В 1930 г. священник Иоанн Новоженов был арестован и обвинен в антисоветской деятельности. Это было связано с выступлением верующих против решения властей закрыть Преображенский храм в городе Кимры в 1929 г. Открытый судебный процесс над обвиняемыми прогремел на всю страну. Трое из них: настоятель храма Феодор Колеров, староста Ананий Бойков и прихожанин Михаил Болдаков — были приговорены к расстрелу; другие — к различным срокам заключения. (Позднее Русской Православной Церковью все трое причислены к лику святых новомучеников и исповедников 20 века.) Во время процесса и после него в некоторых церквях проходили молебны и панихиды по пострадавшим, в том числе и в церкви с. Ново-Ивановского, организованные священником Иоанном Новоженовым. За это «преступление» пятеро священнослужителей в 1930 г. были приговорены к различным срокам заключения в ИТЛ. 13 января был арестован священник Иоанн Новоженов. По утверждению органов правосудия, он подстрекал массы к противодействию распоряжениям властей. 3 февраля коллегия ОГПУ постановила приговорить Иоанна Новоженова к трем годам исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). Реабилитирован 4 ноября 1989 г. [15].

Так, в начале 1930 года храм остался без причта. Псаломщик Константин Алферьев еще в 1928 г. оставил свой пост, о диаконе Пешехонове сведений нет (среди репрессированных он не значится). А власть продолжала свою деятельность, направленную на закрытие церкви. Стоянцевский ВИК на своем заседании 16 марта 1929 г. запретил открывать (освящать) новую каменную Предтеченскую церковь. 22 апреля того же года, на заседании Кимрского УИКа, было заслушано ходатайство церковного совета Ново-Ивановской общины о разрешении открыть вновь построенную церковь. «Постановили: Принимая во внимание, что в момент проведения отчетно-перевыборной кампании Советов в ряде избирательных участков и на волостном съезде Советов ставился вопрос о недопустимости достройки и открытии церкви, а также наличие у верующих старого церковного здания, которое используется до сих пор для исполнения религиозных обрядов, поэтому в ходатайстве церковной общине отказать. Возбудить ходатайство перед ГИКом о разрешении передать новое здание под использование для культурных и общественных надобностей».

Местное сельпо незаконно захватило церковную сторожку, где устроило контору. В начале 1930 г. в помещение нового храма завезли зерно. Когда верующие Василий Фуряев и Иван Еремеев попытались воспрепятствовать сельсовету устроить в новой церкви ссыпной пункт, власти сурово их наказали [16].

Верующих в указанное время было зарегистрировано 1497 человек. Тогда же церковь была передана в ведение т.н. обновленцев.

На основании жалоб прихожан районная власть предписала местному руководству освободить занятый храм и передать его верующим, что и было сделано спустя некоторое время. Верующие привели храм в порядок и были готовы перебраться сюда из ветхого Казанского храма. Однако летом 1930 г. из районной администрации пришла весть о том, что новая церковь не может быть открыта… Далее потянулись годы волокиты, когда власти пытались обосновать закрытие церкви, а верующие — отстоять ее.

Храм в Ново-Ивановском. 1960-е годы

О священнослужителях храма последних лет ее существования известно немного. Так, в 1930 г. упоминается священник Сергей Травин из Талдомского района Московской области. В 1932 г. — священник Иннокентий Орфеев (Орофеев?). Оба, вероятно, прослужили здесь недолго и принадлежали к обновленческой ориентации.

Скорее всего, церковь распоряжением центральной власти (по ходатайству местной власти) была официально закрыта в 1934 г. и передана местному колхозу.

Со слов старожилов, в годы Великой Отечественной войны в храме находился склад зерна, позднее — льнотресты, сена. Со временем храм стал приходить в упадок; местные жители разбирали его на кирпич для своих нужд. Приблизительно в 1990 году обрушились храмовые купола.

В конце 2001 г. я на мотоцикле приезжал сюда с целью осмотреть Ново-Ивановскую церковь, находящуюся в 3-х верстах от дер. Максимцево. Все здесь заросло кустарником, деревьями, травой — до такой степени, что я вначале не увидел церковь, которая находилась всего в 200-300 метрах от Ново-Ивановского. В поисках мне помогла пожилая сельчанка. Храм до того зарос, что его не удалось даже сфотографировать. Здание было частично разрушено. Тут же находилось приходское кладбище. Среди могил выделялся массивный памятник с надписью: «Священник Иоанн Васильевич Сорогожский, родился 1840 году, скончался 1902 году 26 февраля. Священник с 1861 года». По словам моей провожатой, опрокинутый памятник в 1990-е годы установил при помощи трактора местный житель Валентин Васильев (пенсионер, бывший вертолетчик, приехавший сюда на жительство) [17].

Бесхозный храм продолжает разрушаться; пройдет время — и от него останутся только груды кирпича и щебня, да и те со временем скроются, зарастут травой и деревьями, как это произошло с рядом его собратьев.

Примечания

  1. Государственный архив Тверской области (ГАТО). Ф. 160. Оп. 10. Д. 3475. Л. 1.
  2. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 3475. Л. 41.
  3. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 3475. Л. 116.
  4. ГАТО. Ф. 160. Oп. 1. Д. 16018. Л. 384.
  5. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 1179-в. Л. 1-5.
  6. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 1179-б. Л. 1-ЗЗоб.
  7. Добровольский И. Тверской епархиальный статистический сборник. Тверь, 1901. С. 418.
  8. Тверские епархиальные ведомости (ТЕВ). 1902 г. №11. С. 270-272. Часть неофициальная.
  9. ТЕВ. 1908. №38. С. 512. Часть официальная.
  10. ТЕВ. 1909. №44. С. 554.
  11. ТЕВ. 1910. №19. С. 397. Часть неофициальная.
  12. Справочная книга по Тверской епархии на 1915 г. Тверь, 1914.
  13. ТЕВ. 1914. №16-17. С. 212. Часть официальная; Коркунов. В.И. Новомученики кимрской земли. Тверь, 2006. С. 22-23.
  14. ТЕВ. 1916. №. 40-41. С. 432. Часть официальная.
  15. Тверской центр документации новейшей истории (ТЦДНИ). Ф. 7849. Д. 10216-с. Л. 24, 63, 77, 80-83, 97.
  16. Районная газета «Коллективная жизнь». 26 января 1930 г. (ныне «Кимрский вестник»).
  17. Родник православия (газета Кимрского благочиния). Июнь 2010г.


ИСТОЧНИК: Коркунов В. И. Храмы Кимрского района. Книга 3 / В. И. Коркунов, — М.: «ЛитГОСТ», 2018.


Фото. № 1 Андрея Агафонова

Наверх