Рождества Христова церковь (Рождественский на Вышнем озере погост) - 1817 год - Фонд св. Михаила Тверского
Вы читаете
Рождества Христова церковь (Рождественский на Вышнем озере погост) — 1817 год

Рождества Христова церковь (Рождественский на Вышнем озере погост) — 1817 год

+13
Посмотреть галерею

Историческая справка

Храм во имя Рождества Христова с домами священно- и церковнослужителей и приходским кладбищем — погостом, располагался обособленно от населенных пунктов. Это был один из сельских храмов кимрской земли, имевший богатую историю и прекративший свое существование в конце 20-х годов минувшего столетия.

Первое упоминание о нем мы находим в т. н. писцовой книге Кашинского уезда за 1628-29 гг.: «Монастырь Рождество Христово на Вышнем озере, а в нем церковь во имя Рождество Христово древян клетцки, а на монастыре келья игуменская, да во дворе понамарь Мишка Иванов…» [1]. Из этой записи мы узнаем, что в то время здесь существовал монастырь; однако священника в нем не было, что, вероятно, связано с разорительными для Русского государства последствиями Смутного времени.

Следующее упоминание о храме относится к 1731 году, когда была построена новая деревянная церковь. (Статус монастыря к этому времени был уже утрачен) [2].

В 1776 году был осуществлен ремонт храма, под него подводится фундамент.

С течением времени церковь ветшала, к тому же росло количество прихожан, которым становилось тесно в ее старых стенах.

В начале 19 века прихожане решили построить на свои средства и с помощью церковной суммы новую каменную церковь. С прошением обратились к Тверскому владыке. Тверской архиерей благословил прихожан на богоугодное дело. В августе 1808 года была выдана храмоздательная грамота, после чего возле старой деревянной церкви началось возведение каменного храма.

Церковь с колокольней были построены в 1812 году на средства прихожан и особенно попечением зажиточного крестьянина деревни Раздобарино Якима (Акима) Федотова. Затем на несколько лет наступила пауза — ввиду отсутствия средств на устройство иконостаса. Наконец, 1 июля 1817 года протоиерей Тверского кафедрального собора Михаил Иоаннович Пешехонов «с братией» совершил чин освящения храма Рождества Христова [3].

В 1840 году на средства уже упомянутого выше Якима Федотова и прихожан был построен придел во имя Успения Богоматери. Он был расположен справа, с южной стороны храма. 7 сентября 1841 года придельный храм был освящен протоиереем тверского Преображенского собора Петром Симеоновичем Рождественским [4].

Церковь погоста Рождественского (1930-1940 гг.)

В 1846 году была составлена опись храма, хранящаяся ныне в тверском архиве. Согласно этой описи длина храма равнялась 43,5 аршинам, ширина — 15, высота стен — 29 аршинам. Успенский придел имел длину 25, высоту — от цоколя до карниза — 6 аршин. Колокольня возвышалась на 33 аршина. Стены, как снаружи так и изнутри, были оштукатурены и побелены. В храме имелось два престола. Главный (холодный, летний) освящен во имя Рождества Христова. Придельный (теплый, отапливаемый) освящен во имя Успения Божией Матери. Из 20 окон храма 6 располагались вверху, 14 — внизу. 5 его глав были покрыты железом и увенчаны крестами, крыша покрашена в зеленый цвет. В алтаре главного храма (Рождества Христова) имелся престол с антиминсом. Над престолом на четырех колонках стояла сень, устроенная на пожертвования крестьянина д. Усад Ивана Ермолаева. На горнем месте, в деревянном киоте, находился образ Господа Вседержителя с серебряным венцом, запрестольный крест с изображением распятия Христова, запрестольный образ Грузинской Богоматери в серебряной ризе, на оборотной стороне которой имелся образ Николая Чудотворца, украшенный серебряным позлащенным венцом. В алтаре придельного храма (Успения Богоматери) на горнем месте располагались: образ Господа Вседержителя, запрестольный крест с изображением распятия Христова, пожертвованные крестьянином д. Желудево Иваном Никитиным; запрестольный образ Успения Божией Матери с серебряным вызолоченным венцом, пожертвованный крестьянином деревни Раздобарино Михаилом Денисовым.

Иконостасы в главном и придельном храмах были трехъярусными. В средней части храма Рождества Христова, справа у стены, находилась плащаница в стеклянном футляре под балдахином на четырех каменных колонках. Среди других перечисленных в описи ценностей — Евангелие в большой лист, переплетенное обложенными бархатом деревянными досками с пятью серебряными клеймами, отпечатанное в Москве в 1775 году. Облачения для священнослужителей были приобретены крестьянином д. Раздобарино купцом Михаилом Денисовым, московским купцом Саввой Марковым, крестьянином д. Желудево Антоном Филипповым. С колокольни храма звонили шесть колоколов. Главный колокол, весом в 212 пудов 4 фунта, имел надпись: «Лит сей колокол Корчевского уезда в погост Рождественский при местном благочинном села Кимры протоиерее Василии Иоаннове, при священнике той церкви Андрее Иоаннове, при диаконе Гавриле Егорове усердием доброхотных дателей в Твери на заводе купцов братьев Капустиных 1832-го года марта 23 дня». Второй колокол весил 51 пуд, третий — 15, четвертый — 8, пятый — 3, шестой — 2 пуда. В описи 1919 г. указаны уже 8 колоколов. Ограда погоста в 1864 году была каменной, с воротами на южной стороне, на кровле имелся обитый железом крест. Здесь же находилась построенная на средства прихожан крытая соломой деревянная сторожка с четырьмя окнами, русской печью с лежанкой. Возле храма стояли дома священника и диакона [5].

В 1865 году московский купец 1 гильдии, местный уроженец Пимен Васильевич Бабурин, пожелал на свои средства построить и содержать богадельню — деревянный одноэтажный дом для престарелых и бедных лиц женского пола. Его начинание благословил епархиальный архиерей Филофей. Богадельня в скором времени была построена на церковной земле возле храма. По просьбе купца наблюдение за ней было возложено на местных священников. П. В. Бабурин внес значительную денежную сумму на содержание призреваемых, отопление здания, причту храма, а также на поминовение своих родителей и родственников. Позднее, после смерти Пимена Васильевича, его вдова Александра Андреевна, сыновья Дмитрий и Егор продолжали оказывать богадельне финансовую помощь. [6]

В XIX веке в храме периодически проводился ремонт. В 1842 году на средства купца Смирнова и прихожан была покрашена крыша, в 1851 году — здание церкви и колокольня. В 1872 году московскому купцу Ивану Бабурину было разрешено возобновить (или обновить) иконостас. В 1886 году за пожертвования в храм последовало награждение епархиальным начальством петербургского купца (уроженца д. Усад) Афанасия Низовцева. В 1901 году была возобновлена живопись придельного храма.

Прихожанами храма Рождества Христова в 1901 году являлись крестьяне деревень: Усад, Желудево, Мышкино, Исаево, Тепенино, Бренево, Данильцево, Бабенки, Кучино, Савино, Макарово, Раздобарино, Борзиково, Некрасово. Кроме них храм посещали немногочисленные прихожане из крупного села Ильинского, расположенного в четырех верстах от погоста и имевшего свой храм и своих прихожан. Всего насчитывалось 195 дворов с 575 душами мужского пола и 717 — женского. [7]

СВЯЩЕННО- И ЦЕРКОВНОСЛУЖИТЕЛИ ХРАМА

О первом служителе храма пономаре Мишке Иванове мы узнаем из Кашинской писцовой книги за 1628-29 гг. Более полные сведения о служителях храма 18-го и особенно 19-20 вв. можно получить из документов Тверского государственного и Кимрского муниципального архивов. В 1748 г. упоминается имя священника Марка Иванова. В 1757 г. священником становится Тимофей Никитин. В 1778 г. его место занял сын, Михаил Тимофеевич Лебедев; после смерти последнего в 1804 г. священником становится его зять, Василий Иванович Истомин. Впоследствии он стал протоиереем кимрского Покровского собора, благочинным одного из округов Тверской епархии. В 1805 г. должность диакона храма получает Егор Никифоров. После его смерти в 1816 году диаконом становится Гавриил Лебедев, прослуживший здесь до своей кончины в 1854 году. Его сменил зять, Петр Морошкин. В 1814 г. здесь служит пономарем Петр Башилов. В 1821 году священником храма становится выпускник духовной семинарии Андрей Бойков, прослуживший в нем около 40 лет. В 1854 г. уволен за штат пономарь Иван Башилов, его пост занял зять, Александр Панов (умер в 1869 году).

В 1850 году причт храма состоял из священника Андрея Иоанновича Бойкова, диакона Гаврилы Егоровича Лебедева, дьячка Ивана Порфирьевича Струковского, пономаря Петра Петровича Башилова [8]. В конце 1850-х годов должность священника занял Михаил Петрович Тверецкий, умерший в 1890-е годы.

В 1900 году в составе причта значились священник Николай Николаевич Прутенский и псаломщик Александр Яковлевич Панов. В 1902 году Николай Прутенский уехал; настоятелем храма становится священник Иоанн Петрович Орлов; в 1905 г. должность псаломщика занимает Владимир Михайлович Тверецкий.

ИСТОРИЯ ХРАМА И ЕГО ПРИЧТА ПОСЛЕ 1917 ГОДА

Как известно, после Октября 1917 года для Русской Православной Церкви наступили трудные времена. Не стал исключением и храм Рождества Христова.

В 1918 г. храм перешел в ведение государства. 5 апреля 1919 г. местная власть в лице Ильинского сельсовета передала его общине верующих. Договор передачи сопровождался целым рядом ограничений. Верующим вменялось в обязанность охранять храм, производить в нем ремонт и другие работы, выплачивать налоги и страховки. Мероприятия: крестные ходы, хождение с иконами по селениям прихода, собрания — осуществлялись только после предварительного письменного прошения и последующего разрешения местной власти.

Богадельня в советское время стала называться Домом престарелых, который перешел в ведение органов социального обеспечения и вскоре после 1919 года был закрыт (информации о нем в архивных документах не обнаружено). Власти оказывали давление на служителей церкви и прихожан с конечной целью закрыть храм. Священник Иоанн Орлов как служитель церкви в 1924 году (а возможно и ранее) лишается избирательных прав, был вынужден сдавать государству сельхозпродукцию (сельхозналог). Его дети Сергей и Нина были лишены избирательных прав как члены семьи священника. Однако после обращения в вышестоящие органы о восстановлении в избирательных правах их прошение было удовлетворено. В 1930 году, на заседании президиума Кимрского райисполкома (РИКа) по рассмотрению состояния кулацких хозяйств было принято решение о высылке Иоанна Орлова в отдаленную местность (спецпоселение) [9]. Его семья была вынуждена освободить церковный дом, в котором жила, и поселиться в церковной сторожке. Храм, оставшись без священника, перестал функционировать, стал бесхозным.

20 октября 1932 г. представители местной и районной властей произвели осмотр церкви, после чего отметили в протоколе, что службы в ней не ведутся с 1929 года, церковный совет распался, здание разрушается, имущество приходит в негодность, ризы священников валяются на полу, решетки на окнах распилены [10]. 23 октября состоялся расширенный пленум Ильинского сельсовета, который постановил возбудить ходатайство перед Кимрским РИКом об изъятии церкви и передаче ее в распоряжение сельсовета для переоборудования под клуб сапожной промартели деревни Усад [11]. Руководство Кимрского райисполкома поддержало решение Ильинского сельсовета и, в свою очередь, направило в Московский исполнительный комитет (МОИК) ходатайство о закрытии церкви. Комиссия по вопросам культа при президиуме МОИКа на своем заседании удовлетворила это ходатайство. Так церковь официально прекратила свое существование. Это произошло, по всей вероятности, в начале 1934 года, когда были закрыты Троицкий Ильинский женский монастырь (монахини были выселены отсюда еще в 1929 году) и храм Смоленской Богоматери села Ильинского [12].

Последними служителями церкви стали священник Иоанн Орлов и псаломщик Владимир Тверецкий.

Иоанн Орлов с супругой Марией

Иоанн Петрович Орлов родился в 1876 году в семье псаломщика. После окончания Тверской духовной семинарии в 1898 году назначен учителем в церковно-приходскую школу села Филиппова, что под Кимрами. Затем служил там же псаломщиком в Сергиевском храме. 1 ноября 1902 года перемещен настоятелем в Христорождественский храм погоста Рождественского что на Вышнем озере. Одновременно Иоанн Орлов являлся учителем Закона Божьего в Кучинской начальной школе. В 1924 году как служитель церкви был лишен избирательных прав. После ссылки в отдаленные края отец Иоанн вернулся к семье совершенно больным и, по словам дочери Лидии Ивановны, в 1930-х годах умер. Его жена Мария Александровна (1886?-1967) была дочерью протоиерея Успенского собора г. Кашина Александра Скобликова. В прошлом отцы будущих супругов Орловых служили в храме села Ново-Никитского, что возле села Горицы нынешнего Кимрского района. Вероятно, они вместе провели детские годы, затем, повзрослев, полюбили друг друга и поженились. В семье родилось девять детей. Сергей (1904-1958), участник ВОв, работал счетоводом в д. Усад. Жил при храме. Женат не был. Михаил также не создал семьи; имел заболевание сердца. С начала ВОв находился под Москвой в стройбате. Умер в конце 1941 года. Константин окончил зооветтехникум. Во время войны с Германией пропал без вести. Анна (1909 -1987) была учителем в одной из начальных школ Сонковского района Калининской (ныне Тверской) области. В последние годы жизни вернулась на малую родину. Мария (1923-1987) работала учителем в Удомле, селении Чудиново (в прошлом находилось возле села Троице-Кочки и нынешнего поселка Малое Василево Кимрского района Калининской области). Умерла в бывшем церковном доме у храма Рождества Христова. Евгения (1920-2006), единственная из девяти братьев и сестер, имела семью. Жила с мужем-военнослужащим в г. Кургане. Оставила потомство. Нина (1911-1993) работала учителем в Чудиновской школе Кимрского района. Умерла в доме у храма Рождества Христова. Ольга (1915-1996) работала учителем в Чудиновской школе. Последние годы жизни провела в доме у храма, умерла в селе Ильинском. Лидия родилась в церковном доме погоста Рождества Христова что при Вышнем озере в 1926 году. В 1949 году окончила Калининский пединститут (ныне Тверской государственный университет). Работала учителем в средней школе села Киверичи Рамешковского района Калининской (ныне Тверской) области. Уйдя на заслуженный отдых, вернулась на малую родину. Когда старый деревянный домик возле разрушенной церкви стал непригоден для жилья, местная власть выделила ей и сестре Ольге благоустроенную квартиру в поселке Ильинского льнозавода. Лидия Ивановна, умудренная трудной и долгой жизнью одинокая женщина, не сетовала на жизнь, всегда была скромна, доброжелательна. 14 февраля 2015 г. она умерла, похоронена на Ильинском кладбище [13].

Обращает на себя внимание тот факт, что большинство детей Иоанна Петровича и Марии Александровны Орловых стали учителями.

Владимир Михайлович Тверецкий, сын священника Михаила Петровича Тверецкого (1872-1939), в 1905 году окончил Тверское духовное училище, став псаломщиком Христорождественской церкви. Женился на дочери протоиерея Успенского собора г. Кашина Людмиле Алексанровне Скобниковой (1888-1961). (Жены священника Иоанна Орлова и псаломщика Владимира Тверецкого являлись родными сестрами). В семье родились дети: Николай (1907-погиб в годы ВОв) и Зинаида (1909-1952). У Зинаиды Владимировны с мужем Александром в 1931 г. родилась дочь Людмила. Людмила Александровна работала медсестрой в больнице, кассиром в сельпо, завхозом в Ильинской средней школе. Ее мужем стал Алексей Михайлович Пленкин (1934-2007). В 1962 году у супругов Пленкиных родился сын Михаил. Ныне он с семьей живет в г. Твери, работает врачом в больнице. Л. А. Пленкина умерла в 2014 году.

Церковь погоста Рождественского (1970-е гг.)

А что же Христорожденственский храм? После закрытия он постепенно ветшал, разрушался, был частично разобран. Архитектор О. Якунин в 1974 году произвел осмотр храма, придя к следующему заключению: «Здание бесхозное, находится в процессе разборки. От церкви сохранился лишь четверик основного объема. Кирпичный, оштукатуренный, с белокаменными деталями декора. По композиционному построению довольно архаичен: двухсветный, перекрыт четырехдольным сомкнутым сводом и увенчан декоративным пятиглавием. О характере апсиды, трапезной и колокольни судить невозможно, т. к. выбранные фундаменты заросли травой. Здание, видимо, перестраивалось — на южном фасаде четверика сохранились следы примыкания придела. Оконные проемы прямоугольные, обрамлены рамочными наличниками. Над средним окном верхнего света кирпичный сандрик с «капельками», а обрамляющий окно наличник — со штукатурными слаборазвитыми «ушами». Световые проемы нижнего и верхнего света объединены одной арочной нишей с декоративным замковым камнем. Живопись в интерьере почти полностью утрачена. Кровля на четверике сорвана, своды поросли травой и деревьями».

Добавим к этому описанию следующее. Судя по сохранившейся старой фотографии, на храме имелось пять глав на тонких высоких глухих барабанчиках. Колокольня была трехъярусной (с полуярусом между первым и вторым ярусами). Все они были прорезаны арочными проемами. У первого и второго ярусов — четверики, почти равные по объему, третий ярус восьмигранный, покрыт железом, имел барабанчик с луковичной главкой, увенчанной крестом. Апсиды, трапезной и придела на фотографии не было.

В 1992 году автор этих строк съездил на мотоцикле осмотреть и сфотографировать храм.

В 2010 г. вместе с Юрием Алексеевым, глубоко верующим человеком, на счету которого много добрых дел, была предпринята попытка вновь побывать в тех местах. От д. Усад пошли через лес. Из-за плохого самочувствия мне пришлось вернуться на большак (шоссе) к машине. А мой спутник продолжил путь и увидел останки храма, стоящего почти на берегу озера Вышнее, осмотрел заросшее кладбище, сфотографировал несколько надгробных памятников. Домов на погосте уже давно нет. На бывшем приходском кладбище нашли свой последний земной приют многие представители семей Орловых и Тверецких.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Российский государственный архив древних актов (РГАДА). Ф. 1209. Oп. 1. Ед. хр. 661. Л. 99; Покудин. В.П. Кашинская писцовая книга 1628-1629. Кимры, 2006. Л. 138.
  2. Журнал 103-го заседания Тверской ученой архивной комиссии (ТУАК). 23 августа 1907 г. С. 20.
  3. Государственный архив Тверской области (ГАТО). Ф. 160. Оп. 10. Д. 2944. Л. 9.
  4. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 2969. Л. 2 об.
  5. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 2969. Л. 1-31.
  6. ГАТО. Ф. 160. Оп. 10. Д. 2963. Л. 1-12.
  7. Добровольский И. И. Тверской епархиальный статистический сборник. Тверь, 1901. С. 393-394.
  8. ГАТО. Ф. 160. Oп. 1. Д. 17196. Л. 808.
  9. Кимрский муниципальный архив. (КМА). Ф. 16. Oп. 1. Д. 13. Л. 70.
  10. КМА. Ф. 16. Oп. 1. Д. 37. Л. 74.
  11. КМА. Ф. 16. Оп. 1. Д. 37.
  12. ГАТО. Р-235. Oп. 1. Д. 238. Л. 24 об.
  13. Записано со слов Лидии Ивановны Орловой.


ИСТОЧНИК: Коркунов В. И. Храмы Кимрского района / В. И. Коркунов. Краеведческие очерки. — Кимры: «Литературная гостиная», 2015.


Фото. № 1 Андрея Агафонова

Наверх